Site Loader

Цифровое поколение: Digital native — Википедия – Цифровое поколение: мифы и правда | Мел

Содержание

Цифровое поколение: мифы и правда | Мел


Современное поколение школьников называют цифровым за страсть к мультимедиа и технологиям. Находить подход к цифровому поколению учителям стало сложнее: просто читать и писать детям всё менее интересно. Мы опросили российских и зарубежных учителей о том, каково им работать с поколением медиа. Данное исследование проведенное специалистами компании Courseburg показало, что, не смотря на погруженность детей в технологии, они по-прежнему мало что о них знают. С учителями беседовала обозреватель Courseburg Антонина Рубцова.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Когда у взрослых людей возникают проблемы с телефоном, многие из них откладывают его в сторону, говоря: «Сейчас Ванечка придет из школы и разберется». Ванечке 12 лет, но он знает, что делать с Apple ID и Play Market намного лучше, чем мама. За умение найти общий язык с мультимедиа современных детей называют «цифровым поколением». Возникает вопрос: что делать в школе, когда менее вовлеченные в медиасреду взрослые должны учить продвинутых детей? Но настолько ли сильна цифровая компетенция школьников, как все привыкли считать? Изучив последние исследования этого вопроса, мы в Courseburg засомневались в существовании «цифрового поколения» и стали выяснять, что происходит в школах.


Совершенно очевидно, что цифровая революция радикально изменила сферу образования. В противовес книгам и учебникам в ранцах школьников появились смартфоны, e-книги и планшеты. Уже в начальной школе дети дополняют свои рассказы электронными презентациями, которые делают сами в Power Point. Им даже могли не объяснять, как это делать — они интуитивно открыли редактор и слепили слайды.

К медийным устройствам, которые современные школьники не выпускают из рук, нет пользовательских инструкций. Но они всё равно знают, как ими пользоваться — чаще всего намного лучше своих родителей. В школах ломают голову — как обучать таких детей?

В 2001 году социолог Марк Пренски, изучавший процесс «оцифровки» общества, поведал миру свои наблюдения. Американский исследователь ввел термины «digital native» (цифровой абориген) и «digital immigrant» (цифровой иммигрант). Он объяснил, что для нынешнего поколения гаджеты стали неотъемлемым атрибутом взросления, соответственно, они «аборигены» технологий. Именно поэтому они так хорошо в них разбираются и совершенно не желают обучаться без применения мультимедийных средств.

Прошлые поколения, скорее всего, тоже не хотели корпеть над учебниками, но у них не было выбора — альтернативы в виде приложений для смартфонов и подкастов тогда не существовало, поэтому в мире технологий они «иммигранты». Такой подход рождает проблему: «цифровых аборигенов» учат в школе люди, чье поколение не было цифровым.

Как следствие, учителям сложно найти подход к детям, которые требуют какие-то непривычные для классической педагогики средства. Два поколения просто говорят на разных языках и часто не слышат друг друга.

А потом еще на голову озадаченным учителям свалилось поколение «born digital» — «цифровые с рождения». Этим термином профессор Гарварда Джон Палфри и профессор Урс Гассер из Швейцарии дополнили концепцию Марка Пренски. Под это понятие попадают те самые детишки, которые скроллят айпад увереннее, чем держат ложку.

Как «цифровые с рождения», так и «аборигены» относятся к поколениям Y или Z. О различиях между ними мы детально рассказывали в этой статье. Объяснять таким детям законы математики, используя разноцветные пластиковые палочки, всё равно, что рассказывать папуасским туземцам о пост-модернизме в поэзии: малоэффективно и неинтересно.


Открытия социологов выглядят очень убедительно в виде концептов. Но что происходит в настоящих классах обычных школ? Справедливо ли утверждение, что дети не воспринимают информацию, подаваемую консервативными методами? Мы попросили учителей информатики рассказать о том, как они проводят свои уроки и насколько современные «аборигены» восприимчивы к наукам, которым их учат так называемые «цифровые иммигранты».

Учитель информатики одной из московских школ, Анна Александровна Р., согласна, что детей проще заинтересовать с помощью мультимедиа, но это далеко не всё, что требуется от учителя:

«Конечно, современные школьники (как и их предшественники) воспринимают консервативные учебные методы хуже, чем современные. Лично я в своей работе использую разные элементы, не всегда медийные: педагогические мастерские, дискуссии, круглые столы. Конечно, для привлечения внимания и закрепления материала я прибегаю к мультимедиа. Но интерес учеников зависит от личности самого преподавателя и предмета. И никакой скучный урок красивой картинкой не спасти».

В других российских школах не хватает этих самых ресурсов и учителям приходится выкручиваться, чтобы завоевать внимание «цифрового» класса не цифровыми методами. С такой проблемой столкнулась Виктория Маратовна К., учитель информатики в районной школе:

«Для перехода на мультимедиа до сих пор не хватает средств и специалистов. Именно поэтому по-прежнему сохраняется консервативное обучение по старым программам по информатике. Детям было скучно, поэтому я отложила учебник в сторону и начала рассказывать то, что им на самом деле может понадобиться в жизни. Рассказывала о том, что стоит у истоков нынешних мощных разработок. Порой даже начинала спорить с авторами учебника. Вот тогда им было интересно! Но я убедилась, что дети сейчас, действительно, лучше воспринимают цифровую информацию. Учебников по информатике не должно быть вообще».

Большинство учителей соглашается, что школьники чрезвычайно восприимчивы к цифровым технологиям. Но некоторые уже заметили, что дети остывают к медийным средствам к старшим классам и хотят просто читать книжки. Молодых хипстеров обучает педагог из Челябинской области Ольга Егоровна С.:


«Во все времена школьники не любили заучивать. Но чтение — отдельный разговор. Я работаю в старших классах и часто замечаю у детей в руках толстые книги. Сейчас мода на бумажную литературу. Томики Мураками мелькают даже в руках учеников физмата. Графикой, видео и аудио успевают „переболеть“ до 10 класса».

Как показывает практика, дети больше ориентируются на личность учителя и его манеру подачи. Харизматичному педагогу под силу держать внимание класса консервативными методами, в то время как скучные лекции не спасти цифровыми средствами.

А насколько глубоко современные дети разбираются в технологиях своего времени?

Что если спустя 10 лет стало понятно, что цифрового поколения не существовало? Оставим единичные случаи гениев, которые в 17 лет вершат открытия в Силиконовой долине и посмотрим на нынешних школьников в целом. Британский учитель информатики Марк Скотт утверждает, что:

«Представления о сегодняшних школьниках как компьютерных асах — это всеобщее заблуждение. На самом же деле современные дети в большинстве своём являются просто пользователями, причем весьма неэффективными и уступающими своим родителям».

Марк Скотт знает о чем говорит: функции учителя в школе он совмещает с администратором системы. Школьники «цифрового поколения» часто обращаются к нему с проблемами такого рода:

  • «Я пробовал всё, но компьютер не включается» — был выключен монитор.
  • «Я не могу выйти в интернет» — был отсоединен кабель.
  • «Мой почтовый ящик взломали» — пароль был qwerty.

Сталкиваясь с подобными «проблемами» каждый день, Марк Скотт пришел к выводу:

«Они знают, как использовать Facebook и Twitter. Они могут использовать Pinterest и Youtube. Большинство освоило Word и PowerPoint. Спроси их об операционной системе — они потеряются. Попроси заменить жесткий диск — покрываются холодным потом. Спроси их, что значит https –они посмотрят на тебя, как на инопланетянина».

С тем, что «цифровое поколение», на самом деле, ориентировано на привычные приложения согласна учитель информатики московской школы Анна Александровна Р.:



«Проблема их поверхностных знаний в том, что они следуют моде. А модно сейчас инстаграм, селфи, снэпчат и видеоблоги. Если завтра станет модно разбираться в технологиях, многие будут пытаться разбираться. Это вопрос еще и потребностей. Если для того, чтобы выходить на любимые сайты им понадобится знание технических деталей — они в них разберутся».

Ученики в классе информатики Виктории Маратовны К. подтверждают общую статистику:

«Среди учеников есть уникумы, но их можно пересчитать на пальцах. Они либо самоучки, либо кто-то из родителей компьютерщик. Если брать общую статистику по ученикам, то она плачевна. Большинство детей в технологиях интересует выход в социальные сети».

А как у них?

Концепция Марка Пренски скорее описывала американское общество и необходимость реформирования системы образования именно в Штатах. Мы спросили у учителя информатики (Computer Studies) в средней школе (high school) штата Небраска, что он думает по этому поводу. Вот что ответил нам Дастин Пенас:

«Сейчас студенты хотят быть активной стороной обучения. Старый метод «сиди и учись» им не подходит. Они хотят осязать, чувствовать и приходить к собственным выводам. Любые электронные средства при этом важны, даже пусть это будут дешевые планшеты. Обучающие приложения — это находка, потому что они легки для понимания с самого раннего школьного возраста. Но на самом деле, методы — это вторично. Студенты восприимчивы к любой технике, если учителю удалось войти в доверие и наладить связь с классом.

То, что «цифровое поколение» технически подковано — это, конечно, миф. Это настолько далеко от истины, насколько можно представить. Дети умело строчат сообщения, сидят в фейсбук, твиттер, снэпчат и так далее. Они могут нагуглить информацию в интернете. Но у них отсутствует способность находить решение самостоятельно. Они не могут использовать графические дизайнеры, электронные таблицы и базы данных. Их технологии — это умные приложения.

Образование меняется. Но оно менялось и до этого, каждый год. Образовательные учреждения адаптируются под потребности новых поколений, а учителя используют личностный подход. Есть дети, которые могут сидеть 50 минут и слушать лекцию. Кому-то легче воспринимать информацию с графиков и диаграмм, другие любят обсуждать вещи всем классом или делать презентации. Мне попадались разные студенты с совершенно уникальными сочетаниями любимых видов деятельности. Для каждого я должен был найти способ передать информацию. Это и делает деятельность учителя такой сложной, но такой благодарной».


Что получается? «Цифровые аборигены» по-прежнему ориентированы на личность учителя и ставят человеческое общение выше мультимедийных средств. Хотя учиться с планшетами и подкастами школьникам, конечно, веселее, чем без них. А вот миф об их компьютерной экспертизе не подтвердил ни один учитель. И даже если 12-летний Ванечка может скачать приложение из Appstore и зарегистрирован во всех соц.сетях, он совершенно не понимает (и скорей всего не хочет понимать) механизмы их работы. Есть надежда, что «цифровое поколение» действительно станет таковым, когда информационные технологии войдут в моду или без знаний о них школьникам невозможно будет использовать любимые эппы.

«Цифровое поколение» миллениалов: мифы и реалии


В настоящее время слово «миллениал» является одним из самых популярных и модных терминов во всех средствах массовой информации. По состоянию на 2015 год, миллениалы стали крупнейшим сегментом американской рабочей силы (35%, согласно данным Бюро Трудовой Статистики).

Многие особенности делают этих людей такими интересными для изучения — их расовое разнообразие, статус самого образованного поколения, низкие показатели брачности и рождаемости и т.д. Но все же, с точки зрения оптимизации UX (user experience), наибольший интерес представляет их детский опыт взаимодействия с технологиями и то, как он формирует их нынешнее поведение.

В сегодняшней статье мы обсудим цифровое воспитание миллениалов, но сперва дадим этому понятию четкое определение.

Кого можно считать миллениалом?

Ответ на этот вопрос зависит от того, кого вы спрашиваете. Говоря в общем, миллениалами считаются люди, которые стали взрослыми примерно в 2000 году — на стыке тысячелетий. Хотя на самом деле подобрать более конкретный диапазон лет рождения представителей этой генерации может быть немного сложнее.

Старшие поколения такие, как Величайшее поколение, Молчаливое поколение и поколение Беби-бум, определялись значимыми событиями — Второй Мировой Войной, Великой депрессией, демографическим взрывом в 1946 году.

Миллениалы — это люди, детство которых пришлось на период с середины до конца 90-х — время популяризации Интернета


 

Твитнуть цитату

Поколение Х, родители миллениалов, начали с падения рождаемости в 1964 году. Однако четких событий, которые бы отделяли самих миллениалов от предыдущего и следующего поколений, попросту не было. В результате, вокруг точных лет рождения этих людей возникла неразбериха, и теперь разные исследователи упоминают в своих работах различные временные периоды.

Наиболее общепринятым диапазоном лет рождения миллениалов считается период с 1980-х до 2000 года. В большинстве случаев, когда ученые отклоняются от данного диапазона, они обычно используют более узкий временной отрезок (к примеру, с 1982 до 1997).

В ходе исследования, проведенного Nielsen Norman Group, сотрудники сосредоточились на индивидуумах, родившихся в период с 1986 до 1997 года. Они выбрали этот диапазон, поскольку интересовались людьми, детство которых пришлось на период с середины до конца 90-х — время быстрой популяризации Интернета. Эти люди стали первыми, кто рос и развивался вместе с коммуникационными технологиями и положил начало так называемому «цифровому поколению» (digital natives).

Миллениалы как цифровая нация: мифы и реалии

«Цифровым человеком» принято считать того, кто родился в эпоху становления цифровых технологий. Этот термин часто используют как синоним к слову «миллениал», хотя в digital natives входят не только миллениалы — к примеру, представители последнего поколения Z также являются уроженцами цифрового мира. Кроме того, не все миллениалы относятся к цифровой нации, ведь многие люди росли без какого-либо доступа к коммуникационным технологиям.

Термин «цифровое поколение» придумал и ввел в обиход Марк Пренски (Marc Prensky), образовательный консультант, в 2001 году. Он утверждал, что в отличие от так называемых «цифровых иммигрантов» (digital immigrants — люди, родившиеся до начала цифровой эпохи), дети, рожденные во времена цифровой революции, нуждаются в особом подходе к обучению и обрабатывают информацию совершенно иначе.

Заявления Пренски носили весьма противоречивый характер и повлекли за собой целую чреду дискуссий на тему того, влияет ли цифровое окружение на нашу способность функционировать и анализировать информацию. Другие исследователи и обозреватели, такие как доктор Гэри Смолл (Gary Small), предполагали, что мозг «цифровых людей» устроен по-другому ввиду воздействия новых видов стимулов, созданных цифровыми интерфейсами. Эти утверждения часто критиковались в обществе за потакание моральной панике и страхам о том, что новые поколения были безнадежно испорчены или мыслят принципиально иначе.

Ученые до сих пор не выяснили, отличаются ли когнитивные способности «цифрового поколения» от возможностей «цифровых иммигрантов». Но все-таки одно мы можем сказать наверняка: эта идея преподносилась в трех распространенных заблуждениях о миллениалах:

Миф 1: «Представители цифровой эпохи обладают худшими социальными навыками и отдают предпочтение общению в Сети»

Миф 2: «Цифровые люди справляются с многозадачностью лучше, чем цифровые иммигранты»

Миф 3: «Уроженцы цифрового мира обладают врожденными навыками, которые позволяют им легко использовать и настраивать компьютеры и другие цифровые продукты»

Миф 1: «Представители цифровой эпохи обладают худшими социальными навыками и отдают предпочтение общению в Сети»

Основным источником моральной паники, окружающей поколение Y, является боязнь того, что подростки будут деградировать в социальном плане, общаясь со своими сверстниками при помощи основных электронных форматов таких, как текстовые сообщения или социальные сети.

По мере того, как молодые «игреки» — те, кто имел доступ к обмену сообщениями и социальным медиа еще в начальной школе — подбираются к совершеннолетию, мы видим все больше признаков того, что эти опасения, возможно, были необоснованными.

Во время недавнего исследования, посвященного использованию смартфонов, Pew Research Center обнаружил, что американская молодежь отправляет больше текстовых сообщений, чем старшее поколение, но при этом голосовыми вызовами эти генерации пользуются в равной степени. Таким образом, молодые люди лишь дополняют живое «мобильное» общение текстовым форматом, а не отказываются от него из-за какого-то страха взаимодействовать с другими людьми.

В ходе еще одного юзабилити опроса и тестирования, многие молодые участники хотели обратиться к другому человеку за помощью (лично или по телефону), когда они не могли разобраться в чем-то самостоятельно. Когда один из миллениалов не смог найти ознакомительную информацию на сайте больницы, он сказал: «За это время я бы просто позвонил. Телефонные разговоры мне нравятся больше, чем поиск, потому что так я получаю лучшие ответы». Для многих миллениалов личный контакт все еще остается надежным и эффективным способом решения проблем, которого им вовсе не нужно избегать или бояться.

Миф 2: «Цифровые люди справляются с многозадачностью лучше, чем цифровые иммигранты»

Многие люди считают, что поскольку цифровое поколение росло в информационно перегруженной среде, «игреки» лучше справляются с выполнением двух или нескольких действий одновременно. Измерить возможности целого поколения в плане многозадачности крайне сложно — способность обрабатывать несколько потоков информации за раз зависит от многих факторов, включая сложность данных и контекст.

Мы должны провести различие между:

  1. Выбором многозадачности — целенаправленным выполнением нескольких действий в одно и то же время и
  2. Владением многозадачностью — умением эффективно обрабатывать несколько источников информации одновременно.

В рамках двух исследований человеко-компьютерного взаимодействия, проведенных в университете Ирвайна и Калифорнийском государственном университете, ученые обнаружили некоторые свидетельства того, что миллениалы действительно справляются с многозадачностью лучше, чем старшие поколения — к примеру, они намного чаще переключаются между задачами, и склонны пользоваться различными медиа в одно и то же время.

Тем не менее, за эту многозадачность миллениалам приходится платить, как никому другому. Частое чередование заданий повышает когнитивную нагрузку и заставляет их перенастраивать себя под каждую конкретную задачу. Психологи-исследователи, такие как Клифф Нэсс (Cliff Nass), продемонстрировали негативное влияние хронической многозадачности на эффективность и когнитивные способности человека. Нэсс и его коллеги обнаружили, что людям, предпочитающим такой подход к выполнению задач, намного сложнее отсеять нерелевантные стимулы. К тому же, переключаясь между двумя типами задач, они затрачивают больше времени, чтобы сфокусироваться на новом действии.

Кроме того, как показало исследование Глории Марк (Gloria Mark) и ее коллег, частое переключение контекста, к которому прибегают миллениалы-студенты, коррелирует с серьезным стрессом. Заканчивая обсуждение второго мифа, стоит также отметить, что хотя «цифровые люди» более склонны к многозадачности, в этом отношении они не являются самым эффективным поколением.

Эта диаграмма иллюстрирует вид многозадачности, представленный в исследовании компьютерного поведения миллениалов. В этом 10-минутном отрывке с записи экрана пользователь провел первые 5 минут, чередуя несколько несвязанных между собою действий (проверка новостей, проверка электронной почты, браузинг на сайте Netflix, просмотр видео на Vimeo и проверка Facebook’а). Затем он начал работать над какими-то бумагами...просматривая при этом сериал «Сыны Анархии» на Netflix.

Миф 3: «Уроженцы цифрового мира обладают врожденными навыками, которые позволяют им легко использовать и настраивать компьютеры и другие цифровые продукты»

Характерным заблуждением о представителях цифровой эпохи является то, что они обладают какими-либо врожденными знаниями или феноменальной способностью к обучению в отношении цифровых продуктов. Это может быть справедливо для конкретных групп миллениалов (к примеру, миллениалов с образованием инженеров-программистов), но только не для поколения в целом. Когда один из «игреков» запутался в технических характеристиках на сайте о компьютерах, он сказал: «Я хочу пойти прямо в магазин или обсудить это в онлайн-чате. Я хочу, чтобы кто-то лучше объяснил мне все это».

В ходе масштабного опроса, который проверял познания о различных аспектах Интернета, Pew Research Center выяснил, что молодые пользователи отвечали на вопросы, касающиеся привычных онлайн-конвенций, лучше, чем старшие люди (к примеру, они знакомы с понятиями вроде «вики», «расширенный поиск», «хэштеги»). Вместе с тем, результаты также показали, что молодежь хуже осведомлена о самой структуре Интернета, основных технологических лидерах, таких как Билл Гейтс (Bill Gates), и даже о таких важных понятиях, как сетевой нейтралитет (net neutrality).

Миллениалы часто заходят в тупик, когда сталкиваются со сложными пользовательскими интерфейсами. Их взаимодействия, как правило, проходят в быстром темпе. Проводя меньше времени на каждой странице, они с большей вероятностью совершают ошибки и читают еще меньше, чем среднестатистический пользователь (а это уже очень мало).

Одна представительница поколения Y искала каталог на сайте Urban Outfitters. Она увидела ссылку SHOP WOMEN’S («женская одежда») и сразу же кликнула по ней, не прочитав огромный, жирный и яркий заголовок: BACK TO SCHOOL ESSENTIALS («назад к школьным истокам»). В итоге, девушка купила товар из этой специальной коллекции, так и не осознав, что на самом деле всего ассортимента она не увидела. Она расстроилась из-за того, что в этом разделе не было нужных ей фильтров, и раскритиковала дизайнеров ресурса. (Хотя основной каталог имел все необходимые фильтры.)

Как принадлежность к цифровому поколению влияет на поведение

Хотя ученым и не удалось доказать, что миллениалы — это наполовину эволюционировавшая, технологически подкованная генерация (или группа асоциальных киборгоподобных адептов экранов), они выяснили, что ранний опыт взаимодействия с цифровыми интерфейсами в некоторой степени формирует поведение этих людей.

Миллениалы, участвовавшие в исследованиях, иначе относились к коммуникационным технологиям, выдвигали иные предпочтения и стратегии поиска информации. В среднем, это поколение действует весьма уверенно при работе с цифровыми интерфейсами, даже когда речь идет о принципиально новых дизайнерских шаблонах. Но все же это способствует их склонности совершать ошибки.

Многие «игреки» были в начальной школе или в колледже, когда Google только становился популярным, и это имело критически важное значение для становления того уровня простоты и прямоты, которого они привыкли ждать от цифровых интерфейсов. Их не интересует, есть ли в вашем приложении более сложные функции. Когда интерфейс не соответствует этим иллюзорным стандартам, миллениалы крайне редко винят себя — в отличие от старших пользователей. В таких случаях они скорее обвинят сам продукт, компанию или ее дизайнеров.

Вместо заключения

В этой статье мы только прикоснулись к любопытным особенностям характера и поведения миллениалов. Данная группа людей заслуживает изучения уже в силу своей уникальности — но в массовой культуре их обсуждают не по этой причине.

Миллениалы ступают на порог взрослой жизни именно сейчас. Они перестают быть объектом спекуляций и моральной паники и приближаются к реальности. В настоящее время на них приходится более четверти населения США и около четверти населения Европейского Союза. Они являются активными онлайн-пользователями и, по данным Youbrand, обладают покупательской способностью около $2 450 000 000 000 ($2,45 триллиона) по всему миру. Многие из них начинают создавать семьи и дебютируют в карьерном плане. Это те люди, которые будут принимать решения о покупке, формировать лояльность к вашему бренду и влиять на своих сверстников.

Миллениалы — это значительное по своим размерам и влиянию поколение с высокими стандартами и уникальными особенностями, которое действительно стоит вашего внимания.

Высоких вам конверсий!

По материалам: nngroup.com, image source Roberto 

10-02-2016

Люди поколения digital natives: кто они и как с ними взаимодействовать


Что такое digital natives?

Digital natives — следующее за миллениалами поколение, постмиллениалы. Это дети и подростки, родившиеся примерно после 2002–2003 годов. Понятие digital natives (часто переводят как «цифровое поколение») придумал американский писатель Марк Пренски (Marc Prensky). Он считает, что представители этого поколения обладают особыми способностями к получению и обработке информации, поскольку технологии сопровождают их с рождения.

С Марком Пренски не согласен Пол Киршнер (Paul Kirschner), психолог, профессор Открытого университета Нидерландов. Он убеждён, что наша вера в исключительные качества digital natives скорее вредит им, чем даёт преимущества.

Почему учёных так интересует цифровое поколение?

Развитие поколений — это взлёты и падения. По крайней мере, так было до 2012 года, когда социологи обратили внимание на выпрямление кривой стремлений молодёжи. Извечная тяга к независимости и склонность к бунтарству, всё-таки ещё присущие и поколению миллениалов, стали постепенно исчезать в поколении «цифровых людей». Они не только по-другому проводят свободное время — они смотрят на мир совершенно по-другому.

Что сформировало этих людей?

Мировой экономический кризис, начавшийся в 2008 году, отразился на постмиллениалах, которым пришлось взрослеть в непростых условиях. Рецессия закончилась. С этого момента отмечается значительный рост количества владельцев мобильных гаджетов. И именно на это время пришёлся пик развития социальных сетей. Первый iPhone появился в 2007-м, первый iPad — в 2010-м. Эти события определили судьбу цифрового поколения.

Как смартфоны изменили жизнь digital natives?

Смартфоны кардинально изменили каждый аспект жизни подростков — от навыков социализации до умственного здоровья. Там, где есть вышки сотовой связи, подростки живут собственной жизнью.

Сегодняшние тинейджеры спокойнее ощущают себя дома за закрытой дверью. Они не стремятся поскорее стать взрослыми, вырваться на улицу, попробовать алкоголь или заняться сексом.

В 2016 году подростковая беременность в США снизилась на 67% по сравнению с 1991 годом. И тем не менее это поколение показывает более высокую склонность к суицидам, чем предыдущие.

Развитие технологий изменило внутренний мир подростков. Если раньше самые крутые ребята собирались на закрытых вечеринках, о которых не знали другие, сегодня каждый шаг популярных подростков отражён в социальных сетях. Другие дети видят их яркую жизнь и испытывают зависть и страдание.

Взаимоотношения групп подростков выливаются в лайки, сетевой троллинг и буллинг. Симптомы депрессии чаще испытывают девочки, поскольку находятся под постоянным давлением со стороны подростковой общественности. В то время как мальчики продолжают соревноваться старыми добрыми методами вроде драк, девочки переходят на новый уровень и травят друг друга в Сети.

Поколение digital natives проводит слишком много времени со смартфонами в руках и под подушками. Это негативно сказывается на качестве сна: люди банально спят хуже, потому что даже во сне чутко улавливают оповещения из социальных сетей. Недосып и бессонница усиливают симптомы депрессии.

Почему представители цифрового поколения не стремятся взрослеть?

В этом нет необходимости: за них всё делают родители. Пятнадцатилетний подросток чаще ведёт себя как тринадцатилетний. Детство затягивается до конца старшей школы. Родители, измученные страхами за детей, поощряют желание чад оставаться дома, в безопасности. Тем, в свою очередь, всё равно, где торчать в соцсетях. Несмотря на то что родители часто рядом, «цифровые люди» одиноки, как никакое другое поколение.

Как проводят свободное время digital natives?

С телефоном. Типичная тусовка: группа подростков молча сидит за столиком в кафе или на скамейке в крупном торговом центре. Каждый уткнулся в смартфон. Непроницаемые лица, быстрые движения пальцев. На редкие реплики посторонних отвечают «Угу», «Да ладно», «Точно». Нет времени говорить, общение проходит в социальных сетях и мессенджерах.

Количество подростков, встречающихся с друзьями каждый день, в 2015 году снизилось на 40% по сравнению с 2000-м.

Но разве не этим должна заниматься молодёжь — встречаться, тусоваться и развлекаться вместе?

Подростки, проводящие свободное время в интернете, чаще ощущают себя несчастными, чем те, кто встречается с друзьями в реальности. Печальная тенденция: чем больше времени проводит подросток в социальных сетях, тем больше признаков депрессии он демонстрирует.

Как нам взаимодействовать с «цифровыми людьми»?

Трудно сказать, какими станут digital natives, когда вырастут. У них другие привычки, предпочтения, жизненные цели и убеждения. В работе с цифровым поколением не избежать использования технологий и мультимедиа: презентации и яркие картинки нравятся им больше, чем классические книги и пособия. Но и личность никто не отменял. Молодёжь, пусть и цифровая, охотно идёт за харизматичным лидером.

Поколение digital natives - цифровые аборигены: кто это?


Им не интересны лозунги, которые еще лет двадцать назад будоражили души подростков. Песня Виктора Цоя о переменах, без которых сердца мятежников и революционеров не могут существовать, у них не вызывает никаких эмоций. Им нужны гаджеты, быстрый интернет и постоянный доступ к Wi-Fi.

Они сначала учатся держать смартфон в руках, а затем начинают учиться ходить и говорить. Речь идет о цифровых аборигенах – представителях современного цифрового поколения, жизнь которых невозможно представить без компьютеров, смартфонов, планшетов, прочих электронных новинок и цифровых игрушек.

Никогда об этом не слышали? Пришла пора поближе познакомиться с поколением digital natives и узнать, как и чем сегодня живут его представители.

Поколение digital natives: кто это?

Поколение digital natives (другое название «постмиллениалы») – это поколение, представители которого родились в 2001 – 2003 годах и позже. Подростков, которые привыкли получать всю необходимую информацию через цифровые каналы, принято называть цифровыми аборигенами.

Термин «цифровое поколение» был придуман и впервые использован писателем из США Марком Пренски. Мистер Пренски утверждает, что постмиллениалы имеют особые способности, так как окружены инновационными технологиями с самого рождения. Писатель рассказывает, что представителям digital natives намного проще получать и обрабатывать информацию, чем миллениалам, которые родились в 1980 – 1990‑х годах прошлого столетия.

Но нидерландский психолог и профессор Открытого университета Пол Киршнер с Марком Пренски совершенно не согласен. Он думает, что вера в особые качества представителей поколения digital natives больше вредит подросткам, чем дает какие-то ощутимые преимущества.

Развитие любого поколения – это не только взлеты и победы, но и падения. У каждого поколения есть свои преимущества и недостатки. Но в 2012 году ученые с удивлением заметили, что кривая стремлений современной молодежи начала выпрямляться. Стремление к независимости, бунтарство, желание продемонстрировать окружающим свои способности и личные качества – все это было присуще представителям поколения миллениалов, но практически не имеет никакого отношения к поколению цифровых аборигенов. Digital natives не понимают миллениалов, ведь они совершенно иначе смотрят на мир и на свое место в этом мире!

Поколение digital natives: кто это?

Чем цифровые иммигранты отличаются от цифровых аборигенов?

Марк Пренски придумал не только термин «цифровое поколение», но и понятие «цифровые иммигранты». Так писатель предложил называть все те поколения людей, которые родились и выросли до начала 2000‑х годов. Цифровыми иммигрантами являются:

  • люди, которые совершенно незнакомы с новыми технологиями;
  • люди, которые активно пытаются внедриться в цифровую среду и добиваются на этом поприще определенных успехов.

Мистер Пренски убежден, что цифровые иммигранты, как бы они не старались быть похожими на цифровых аборигенов, никогда не смогут стать постмиллениалами, так как они до конца не могут избавиться от устаревших традиций. Представитель поколения цифровых иммигрантов обязательно перезвонит своему сотруднику или родственнику, чтобы подтвердить факт получения электронного письма; он распечатает текст и будет править его от руки, а не делать это в текстовом редакторе на компьютере. У представителя же digital natives такие действия вызовут недоумение и искренний смех.

Основные признаки цифровых аборигенов

  • Привыкли быстро и легко получать качественную информацию.
  • Стремятся к интерактивности и многозадачности.
  • Чтобы найти необходимые данные, занимаются систематическим мониторингом информационного поля и отслеживают малейшие изменения.
  • В информационном поле двигаются прямо и целенаправленно, а не в случайном и хаотичном порядке.
  • Отдают предпочтение картинкам и видео, а не тексту.
  • Стремятся постоянно поддерживать эмоциональный контакт и социальные связи.
  • Предпочитают не слишком насыщенное информацией взаимодействие.
  • Отдают предпочтение продуктам, в процессе создания которых могут взять непосредственное участие.
  • Любят минимализм, используют выборочную концентрацию внимания.
  • Всегда пытаются сразу вникнуть в суть и уловить главный посыл.
  • Ментальные ограничения практически отсутствуют.
  • Легко идут на контакт.
  • Стремятся к самосовершенствованию и саморазвитию.

Представители поколения digital natives ценят право на свободу слова и неприкосновенность частной жизни. Они ненавидят расовую дискриминацию, готовы нести ответственность за свои действия. Для них важна эмоциональная поддержка со стороны родителей, близких родственников и друзей.

Цифровые аборигены и смартфоны

В 2008 году начался мировой экономический кризис, который сильно повлиял на представителей digital natives. Им пришлось взрослеть и познавать окружающий мир в очень непростых для детской психики условиях. В этот же период времени количество владельцев смартфонов и прочих мобильных гаджетов резко увеличилось, а социальные сети начали активно развиваться. Айфон первого поколения появился в 2007 году, а Айпад первого поколения – в 2010 году. Эти события можно по праву назвать ключевыми в процессе формирования поколения цифровых аборигенов.

Цифровые аборигеныiPhone (ретроспективно называемый первым iPhone или iPhone 2G) — сенсорный смартфон первого поколения iPhone, разработанный и продававшийся корпорацией Apple. Был представлен 9 января 2007 года после нескольких месяцев слухов

Мобильные гаджеты повлияли на жизнь современных подростков самым кардинальным образом. Они затронули не только навыки социализации, но и умственное здоровье подрастающего поколения.

Представители digital natives не стремятся как можно раньше познакомиться с «прелестями» взрослой жизни. Они не проводят много времени на улице, равнодушно относятся к алкогольным напиткам и наркотическим веществам, не спешат расстаться с девственностью.

Если сравнивать уровень незапланированной подростковой беременности в США в 1991 и 2016 году, то он снизился примерно на 68%. Но специалисты утверждают, что склонность к суицидам у постмиллениалов намного выше, чем у представителей предыдущих поколений.

Инновационные технологии повлияли не только на внешний, но и на внутренний мир подростков. Раньше крутые ребята, с которыми дружить в школе мечтали практически все ученики, устраивали закрытые вечеринки и приглашали на них только избранных людей. Сейчас же популярные и крутые подростки всю свою жизнь выставляют напоказ в социальных сетях. Остальные дети могут без труда зайти на страничку школьной знаменитости и увидеть её жизнь во всей красе. Это заставляет менее популярных и обеспеченных детей страдать и испытывать жгучее чувство зависти.

Лайки, буллинг, троллинг – вот во что выливаются взаимоотношения подростков digital natives. Ученые доказали, что девочки, по сравнению с мальчиками, намного чаще испытывают симптомы депрессии. Именно представительницам прекрасного пола приходится постоянно находиться под давлением школьной общественности. Пока мальчики выясняют отношения при помощи драк, девчонки переходят на новый уровень и устраивают настоящую травлю неугодной личности в интернете.
Цифровые аборигены очень много времени проводят со смартфонами в руках. Они не расстаются с любимыми гаджетами и во время сна. Многие подростки, отправляясь в царство Морфея, держат мобильный телефон под подушкой. Это негативно влияет на качество сна. Люди во время сна подсознательно реагируют на звуковые оповещения, а некоторые подростки сразу же просыпаются и отвечают на сообщения. Постоянное недосыпание и бессонница могут стать причиной возникновения депрессии или усилить уже имеющиеся симптомы этого заболевания.
Цифровые аборигены и смартфоны

Почему цифровые аборигены не хотят взрослеть?

У них просто нет в этом никакой необходимости! У подростка есть родители, которые все за него делают. Поэтому очень часто можно наблюдать такую картину: типичный пятнадцатилетний представитель цифрового поколения дурачится и ведет себя так, как будто ему двенадцать лет. Детство у таких подростков затягивается и может продлиться до окончания средней или старшей школы.

Почему же родители ведут себя так? Дело в том, что маме и папе намного спокойнее, когда ребенок сидит у себя в комнате и смотрит в экран смартфона, а не шастает по улицам и ищет приключения на свою голову и другие части тела. В собственной комнате намного безопаснее, чем на улице. Подростку же без разницы, где именно «сидеть» в социальных сетях, лишь бы был доступ к быстрому интернету.

Хотя родители практически всегда находятся на расстоянии вытянутой руки, представители поколения digital natives чувствуют себя одинокими и непонятыми остальными членами общества.

Цифровые аборигены не хотят взрослеть

Как взаимодействовать с цифровыми аборигенами?

Чтобы успешно и эффективно взаимодействовать с типичным представителем digital natives, вам необходимо:

✔ относиться серьезно к социальным сетям и не сомневаться в их силе. Цифровое поколение не делит мир на виртуальный и реальный, для них социальные сети – это такая же реальность, как для представителей предыдущих поколений продуктовый магазин;

✔ помочь подростку найти конкретные цели. Цифровые аборигены нуждаются в конкретике. Им нужны реалистичные задачи, справиться с которыми они смогут только тогда, когда будут обладать определенными знаниями;

✔ заняться налаживанием обратной связи. Постмиллениалы психуют, замыкаются в себе, теряют интерес к делу и веру в собственные силы, если у них что-то не получается. Поэтому их нужно хвалить и невзначай указывать на их сильные стороны. Если подросток перестал учить географию, скажите ему, что вы очень удивлены, ведь никогда не думали, что такой талантливый человек с нестандартным мышлением может вот так вот легко сдаться и бросить все на полпути;

✔ спокойно и толерантно относиться к развлекательному контенту. Современные подростки привыкли получать все информацию в игровой форме и без всякого труда. Чем быстрее вы поймете, что мир уже изменился, тем проще будет вам и представителю цифрового поколения найти общий язык;

✔ всегда быть на связи. Технологии не стоят на месте, а с каждым годом развиваются все больше и больше. Следите за новинками в этой сфере и осваивайте их, иначе вы безнадежно отстанете от цифрового аборигена и потеряете с ним связь, возобновление которой заберет у вас много сил и нервов.

Цифровые аборигены и свободное время: как развлекаются digital natives?

Любимое развлечение типичного представителя цифрового поколения – смартфон. Если раньше подростки собирались вместе, чтобы повеселиться, обсудить последние новости, попробовать что-то запрещенное и просто замечательно провести время в компании, то сейчас типичная подростковая тусовка проходит в гробовом молчании, ведь все тихо сидят за столиком и смотрят в экраны своих мобильных гаджетов.

Когда подросток развлекается с телефоном, то:

  • его лицо практически никогда не выражает никаких эмоций;
  • он быстро двигает пальцами по экрану;
  • у него отсутствует время на пустые разговоры;
  • на реплики посторонних людей не обращает никакого внимания, отвечает неохотно и очень сухо.

Если сравнивать количество подростков, которые каждодневно встречались со своими друзьями или приятелями в 2000 и 2015 году, то можно заметить, что оно снизилось на 42%. А ведь подросткам свойственно встречаться с друзьями, радоваться жизни, веселиться и тусоваться.

Чем больше представители цифрового поколения проводят в интернете, тем несчастнее в реальной жизни они себя чувствуют.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости: Поколение Z: почти все, что говорят о нем, — ложь - Эксперт


— Поколение — понятие довольно расплывчатое. Как определить его границы?

— Теория поколений, разработанная Уильямом Штраусом и Нилом Хау, — это важная для современной социологии концепция. Надеюсь, социологи поймут и простят меня, психолога, за вторжение на их территорию. Но я критикую не саму эту теорию, не тезисы из научных работ о сравнении поколений, а утверждения, распространенные в популярной литературе и СМИ.

Согласно большинству теорий поколение — это 15–20 лет. Границы поколений определяются историческими событиями, которые влияют на формирование и развитие психики поколения. Сразу возникает проблема: исторические события в разных странах разные, а значит, границы поколений будут меняться от одной страны к другой. Но считается, что поколение Z глобально, поскольку важнейшие для его формирования события связаны с развитием технологий и глобализацией. И мифы о нем глобальны, они мигрируют из переводной литературы в отечественную.

— Кто относится к поколению Z?

— Поколение Z — это современные дети и подростки. Это термин из теории Штрауса и Хау. Есть и другие популярные названия — например, digital natives, «цифровые аборигены». Журналисты любят предложенный психологом Джин Твенге термин iGen (айджен), по аналогии с айфоном.

В зависимости от исследования считается, что первые дети поколения Z начали появляться на свет в 1995-м, 2000-м или 2005-м году. Если начать отсчет прихода цифрового поколения с 2000 года, последние «айджены» родятся в следующем году. Поколение еще целиком родиться не успело, а о нем уже сложили множество мифов! Получается, если мы говорим о поколении как о чем-то едином, то применяем одни и те же характеристики к широкому диапазону возрастов: от грудных детей до юношей-студентов. То есть поколение Z, как оно представлено сейчас, является абсолютно неоднородным и еще не сформировавшимся — а ведь обычно при поколенных исследованиях мы сравниваем уже сформировавшихся людей, взрослых со взрослыми. Мы не знаем, какие события будут формировать поколение Z через 10 лет. И при этом в интернете и в популярной литературе можно найти огромное количество характеристик этого поколения, часто довольно противоречивых. Про современных детей говорят, что они способны выполнять много задач одновременно — и что не способны ни на чем сосредоточиться; что они гедонисты — и, наоборот, очень умеренны в желаниях; что зависимы от технологий — и, наоборот, консервативны; что открыты новому опыту — и что склонны к суициду…

— И вы решили все эти утверждения проверить?

— Все эти мифы не проверить при всем желании. Для проверки некоторых из них я просто не обладаю квалификацией. Моя специализация — киберпсихология, и я постоянно сталкивалась со стереотипами в отношении подростков, в основном негативными: о вреде интернета или о том, как компьютерные игры порождают агрессию. А здесь мы решили рассмотреть те стереотипы о поколении Z, которые можно проверить по данным психологических исследований. Наше исследование — метаанализ, то есть обзор научных работ, сделанных по этим темам. Мы провели его вместе с Елизаветой Сивак, директором Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ.

— Таких работ достаточно? Насколько эти вопросы изучены? 

— Исследований никогда не бывает достаточно, все зависит от конкретного вопроса. Например, по поводу многозадачности есть огромное количество американских работ вплоть до нейроисследований. А если взять, например, ценностные ориентации — это более сложное и трудноизмеримое понятие. Есть опросники и исследования, связанные с ценностями, но тут возникает еще одна сложность: для того чтобы говорить о поколенческой специфике, надо брать за основу и исследования предыдущих поколений — а их нет. Причем эти исследования должны проводиться в отношении людей одного возраста: ведь если мы будем сравнивать сорокалетних с пятнадцатилетними, то не разберемся, где тут возрастные особенности, а где поколенческие. Часто в работах не учитывается, что глобальные социальные изменения влияют на взрослых не меньше, чем на детей, — смотрят только, что произошло с детьми.

— И каков ваш основной вывод?

— Основной вывод вот какой: черты, обычно приписываемые поколению нынешних подростков, не являются ключевыми свойствами этого поколения. А часто и вовсе не выявляются.

Многозадачность и дефицит внимания

— Давайте начнем с многозадачности — ее ведь нередко выделяют как ключевую отличительную характеристику современных детей.

— Многозадачность — свойство не столько поколения, сколько эпохи. Современный ритм жизни заставляет всех нас делать по несколько дел сразу, да и особенности цифровых технологий к этому располагают. Но способность эффективно решать сразу несколько задач связана со зрелостью нервной системы, особенно лобных долей мозга, развитие которых определяет нашу способность удерживать внимание и легко переключаться на другой вид деятельности. Взрослые люди — практически всегда более успешные «многозадачники», чем дети и подростки, у которых нервная система просто еще не дозрела до таких возможностей. Уже поэтому многозадачность никак не может быть ключевым свойством цифрового поколения.

Откуда же тогда взялось это представление?

— Статистика показывает, что примерно треть подростков в самом деле активно вовлечена в так называемую «цифровую многозадачность», связанную именно с использованием цифровых технологий. Можно одновременно слушать музыку, читать, поглядывать в телевизор и играть в игру на смартфоне. Такого рода многозадачность связана с нарушением контроля внимания — то есть дело не в особой способности, а в том, что подростки просто не могут долго удерживать внимание на чем-то одном. По американской статистике, очень небольшой процент подростков более успешно действует в многозадачном режиме, чем в режиме последовательного решения задач.

Вообще исследования многозадачности показывают, что делать сразу несколько дел в целом малоэффективно. Это затрудняет восприятие информации, создает значительную нагрузку на нервную систему. Резолюция Американской психологической ассоциации говорит о том, что такая стратегия чаще не ускоряет решение тех или иных задач, а, наоборот, замедляет. Самое сложное в многозадачности — это каждый раз врабатываться в новую деятельность.

— Тогда верно противоположное утверждение — о том, что цифровое поколение с трудом умеет концентрироваться и переживает настоящую эпидемию дефицита внимания? 

— Рост импульсивности и дефицит внимания у детей часто связывают с влиянием компьютерных игр. Произвольное внимание — это сложный, постепенно развивающийся навык; повлиять на него можно. Но исследования как раз указывают на то, что компьютерные игры развивают ряд аспектов внимания и даже могут использоваться для терапии детей с дефицитом внимания. А в целом исследования внимания и мышления, проводимые на школьниках и дошкольниках, не показывают ничего необычного — дети выполняют тесты на разных уровнях, большинство показывает средние результаты.

 

Клиповое мышление вместо критического?

— А как же «клиповое мышление»?

— Меня как психолога не устраивает этот распространенный термин, пришедший из культурологии и футурологии. Его проверка затруднена, поскольку непонятно, что он в себя включает. Видимо, ту самую многозадачность, переключаемость внимания, специфику долгосрочной памяти. Но повторю, абсолютно всем людям трудно удерживать произвольное внимание. Это в принципе очень трудоемкий процесс — по данным разных исследований взрослый человек способен произвольно удерживать внимание на одном объекте от 10 до 20 минут, и то ценой серьезных усилий. А молодое поколение растет в мире, где много соблазнов, и исследователям нужно различать неспособность удержать внимание и нежелание это делать. Проблема «невнимательности» ребенка может быть вызвана нарушениями не в обработке информации, а в мотивации.

РУССКИЕ ПОКОЛЕНИЯ

Адаптация теории поколений Штрауса-Хау к российским условиям

— Какие еще особенности мышления приписывают поколению Z?

— Очень часто можно услышать довод о том, что у современных детей отсутствуют навыки критического мышления. Но у нас нет данных о том, насколько у подростков полвека назад было развито критическое мышление. Вообще это старое опасение — есть работа 1977 года про студентов, там подсчитали, что только 20% из них обладают навыками критического мышления. И неудивительно: это сложный навык, который никогда не являлся всеобщим достоянием. Критическое мышление связано с развитием грамотности, знаний о мире, с чтением литературы, как художественной, так и научной. Есть распространенный страх, что дети меньше читают и, как следствие, не могут осваивать навыки мышления. Но в реальности читает современная молодежь больше, чем взрослые, — во всяком случае, по данным зарубежных исследований.

— Но ведь когда взрослые были подростками, они наверняка читали больше, чем нынешние?

— Книг — вероятно, больше. Но если речь о чтении в целом, то нет. Ведь сейчас очень много читают с экранов! К тому же все больше людей слушает аудиокниги. Важно, как сформулировать вопрос о чтении в исследовании, — в зависимости от этого ответы будут очень разными. Возможно, читают просто не те книги?

Опросы показывают, что дети и подростки, вопреки нашим представлениям об их доверчивости, зачастую демонстрируют большее, чем взрослые, недоверие — например, к рекламе в интернете. В любом случае стоит помнить, что освоение критического мышления тесно связано с послешкольным образованием — большая часть поколения Z просто еще не доросла до этого.

Ценности цифровых аборигенов

— Еще часто говорят об особых ценностях нового поколения — например, о высокой ценности семьи и об отсутствии конфликта отцов и детей…

— Ценности гораздо больше связаны не с поколениями, а с разными группами людей. Исследования выявляют гораздо больше различий, связанных с принадлежностью к разным социальным слоям, к разным территориальным образованиям, — ценностные ориентации в городе и деревне сильно отличаются, как и ценности юношей и девушек, благополучных и трудных подростков. Говорить об общих для поколения ценностях — значит игнорировать все эти различия.

К тому же не всегда понятно, как интерпретировать данные статистики. Например, Джин Твенге приводит данные, которые собирались в США на протяжении многих лет, о том, что дети меняют свои предпочтения. Все меньше подростков употребляют алкоголь, вовлекаются в ранние половые связи, забывают пристегнуться, когда сидят за рулем. Можно предположить, что эти данные указывают на большую ответственность подрастающего поколения, но Твенге интерпретирует их совершенно иначе — она как раз считает, что подростки дольше остаются инфантильными, не готовы к взрослой жизни. Отказ от рискованного поведения можно воспринимать как большую благоразумность, а можно — как неготовность пробовать новое. А ведь готовность пробовать новое, открытость новому опыту является ключевым свойством для подросткового возраста и ключевой подготовкой к взрослой жизни! Не наделав ошибок, нельзя ничему научиться.

Мы не можем сделать однозначный вывод о том, какая интерпретация статистических данных более верна. Но главное, поколение Z еще даже не все родилось, если отсчитывать его приход с 2000 года. На ценности и мировоззрение поколения оказывают большое влияние исторические события, пришедшиеся на период молодости и ранней зрелости этих людей — то есть на ценности и мировоззрение поколения Z повлияют события, которые произойдут в 20-е и 30-е годы. Поэтому говорить о том, какими будут ценности этого поколения, когда оно сформируется, мы пока не можем.

— А мне современные подростки уже сейчас кажутся более свободными — они ориентируются не на внешние требования, а на собственную потребность развиваться…

— Свободу, самовыражение, эгоцентризм часто называют ценностями нового поколения. Но ведь это классические ключевые характеристики развития подростков! Для этого возраста вообще типична ориентация на самопознание и на формирование собственного «я», поэтому нет ничего удивительного, что подростки думают о себе и о том, как показать свою уникальность и индивидуальность. Это не поколенческая, а возрастная специфика.

Фейсбучная депрессия

— А что говорят об эмоциональных особенностях цифрового поколения?

— В СМИ говорят о росте депрессий у детей и подростков, даже о склонности к суицидам. У подростков действительно в последние годы возрастают тревожность и депрессии — но точно так же возрастают они и у людей всех остальных возрастов, а может, просто стали чаще ставить такой диагноз. И да, подростки иногда кончают с собой из-за депрессии — как и люди других возрастов, это характерно для всех.

Вообще депрессия очень редко случается у детей и значительно чаще у подростков. Факторами риска служат хронический стресс, семейные конфликты, травля в школе. Могут играть определенную роль в этом и цифровые технологии — даже косвенно они влияют на некоторые особенности эмоциональной сферы подростков. Достаточно известный в медицине факт — влияние ярко светящихся экранов на засыпание, на то, как регулируется наш режим дня. Для растущего организма это особенно важно. И тот факт, что дети и подростки частенько злоупотребляют смартфонами в ущерб своему здоровью и режиму, может косвенно влиять на то, что они могут быть в большей степени подвержены депрессивным заболеваниям.

Появился даже термин для обозначения депрессии, связанный с социальными сетями — «фейсбучная депрессия». Есть много исследований на эту тему. Например, о том, что бесконечное просматривание ленты друзей приводит к постоянному ощущению, что у других людей жизнь более насыщенная, чем твоя собственная, и может провоцировать проявление депрессивных состояний не только у подростков, но и у взрослых людей. Впрочем, есть и работы, которые показывают и отсутствие таких связей. Исследования эффектов цифровых технологий вообще часто противоречат друг другу.

— А еще говорят: они травят друг друга в сети, доводят депрессии и суицида!

— Конечно, в виртуальную среду, в которой общаются подростки, переносятся не только позитивные моменты общения, но и негативные, такие как кибербуллинг (травля в интернете), о котором сейчас столько пишут и говорят. В работе Галины Солдатовой и ее исследовательской группы показано, что есть связь между цифровыми технологиями и полнотой у детей, снижением их активности. А полнота у детей как раз является фактором вовлечения в травлю, причем не в сетевую, а в реальной жизни.

— И разве не может не тревожить само вытеснение значительной части общения в сеть?

— Современные проблемы, связанные с общением, отражает популярная картинка из интернета: люди сидят вместе, но каждый уткнулся в свой телефон. Цифровое общение — это вообще общение? Анализ показывает, что основные функции личного общения цифровое общение все-таки выполняет. Хотя друзьям, обретенным в сети, явно меньше доверяют. Однако сетевое общение не является таким уж обезличенным и ограниченным по сравнению с обычным общением. Как и обычное общение, сетевое может стать источником поддержки и реализации связей. Есть предположение, что дети, не привыкшие в сети видеть лица собеседника, менее способны к эмпатии, сопереживанию и распознаванию эмоций. Но исследования группы Клиффорда Насса показывают, что при проведении магнитно-резонансной томографии каких-то существенных изменений зон мозга, ответственных за эмпатию, у них нет. А то, как сейчас развиваются формы активизма в интернете, как формируются группы помощи и поддержки людей с заболеваниями и другими проблемами, говорит о том, что сеть может, наоборот, развивать способность к сопереживанию.

— Они ведь не могут и минуты без своих смартфонов провести!

— Как-то в журнале Nature опубликовали исследование, в котором у детей и подростков забирали гаджеты и предлагали провести несколько минут с самим собой — им становилось скучно и плохо. Из этого был сделан вывод о неспособности детей и подростков переносить одиночество. Но когда это исследование было расширено на группу в возрасте до 60 лет, то оказалось, что взрослые люди точно так же с большим трудом остаются наедине со своими мыслями в отсутствие технологий. Интересно, что в этом исследовании люди даже предпочитали бить себя током вместо того, чтобы сидеть и ничего не делать. Особенно отличились мужчины. Но это скорее показывает не нашу интернет-зависимость, а то, насколько социальными существами являются люди.

Моральные паникеры

— Получается, никаких специфических черт поколения Z выявить не удается?

— Мы не говорим в своем исследовании о том, что современные подростки ничем не отличаются от подростков предыдущего поколения. Мы говорим о том, что им приписывают разные характеристики. Часть этих характеристик вообще не получается проверить. Другая часть действительно присуща подросткам, но не потому, что они из цифрового поколения, а потому, что они подростки. Еще некоторые особенности объединяют их с предыдущим поколением, которое тоже испытало на себе влияние цифровизации и глобализации. И о каких-то вещах можно будет говорить только тогда, когда поколение Z перейдет в категорию молодых взрослых. Тогда и сравним их с предыдущими поколениями.

— Мне кажется, по крайней мере одно фундаментальное отличие от всех прочих поколений бесспорно: они с раннего детства растут в цифровом окружении, недаром одно из главных названий этого поколения — «цифровые аборигены». Вы согласны, что они чувствуют себя в цифровой среде как рыба в воде?

— Это очень распространенный миф — о том, что современные дети и подростки чуть ли не с рождения умеют пользоваться планшетами и компьютерами. И взрослым в этом плане нечему их научить. Но ведь это сильное преувеличение, по крайней мере пока. Статистика, которая собиралась в России группой Галины Солдатовой, говорит о том, что примерно треть подростков владеет современными информационными технологиями лучше родителей и учителей. Но это указывает не столько на поколенческое различие, сколько на общую проблему: есть большая доля людей, плохо разбирающихся в информационных технологиях, и это создает для всех них разного рода риски, связанные с действиями в интернете. Кстати, умение справляться с такими рисками, которым дети как раз не отличаются, ничуть не менее важно, чем простое умение пользоваться цифровыми сервисами. Речь о навыках сетевой этики, распознавании мошенников, да даже о банальном использовании антивирусных программ.

— Даже немного обидно — мы так верили в уникальность цифрового поколения…

— Значение нашей работы в том, что она показывает, что негативные стереотипы в отношении целого поколения — это вообще-то вещь вредная. Реальные подростки очень разные. И когда мы принимаем всерьез мифы о поколении, это не так безобидно, как может показаться.

«С древних времен старшие поколения переживают “ювенойю” — паранойю по отношению к  молодому поколению. Это недоверие связано с ощущением, что “они не такие как мы”, что привычный мир распадается. Причины мифов о поколении Z как раз и кроются чаще всего в этих страхах старших поколений»

Исследование поколений — научный метод, вполне применимый в социологии и психологии. Но когда мы заранее говорим о чертах поколения, которое еще не сформировалось, то делаем «самосбывающееся пророчество» — этот термин, введенный социологом Робертом Мертоном, означает, что человек делает о будущем какое-то изначально неверное предположение, и оно меняет его поведение в соответствии с этим ожиданием. И из-за того, как изменилось его поведение, это вначале неверное предположение реализуется в действительности. Так и мы, основывая свои реакции и поведение с подростками на мифах о поколении Z, можем превратить эти мифы в самосбывающиеся пророчества.

Так уже случилось с предыдущим поколением — с «игреками», или миллениалами. Их заранее считают плохими сотрудниками, не способными работать в команде и готовыми подсиживать коллег индивидуалистами. Они столкнулись с изначально предвзятым отношением при приеме на работу — как раз и настраивающем их на индивидуализм.

— Откуда тогда берутся все эти мифы?

— С древних времен старшие поколения переживают «ювенойю» — паранойю по отношению к молодому поколению. Это недоверие связано с ощущением, что «они не такие как мы», что привычный мир распадается. Причины мифов о поколении Z как раз и кроются чаще всего в этих страхах старших поколений.

Еще один важный термин в связи с этим, введенный американским психологом Кристофером Фергюсоном, — «моральная паника». Когда в обществе поднимается паника по поводу какого-то явления, как было, например, с подростковыми самоубийствами, это приводит в том числе к искажению результатов исследований, когда для общественной дискуссии и в качестве оснований для каких-то мер выбираются те исследования, результаты которых больше соответствуют паническим ожиданиям общества. Например, работы, связывающие школьные шутинги и компьютерные стрелялки. Паническое внимание общества к этой сфере приводит к тому, что исследования, которые здесь усматривают связь, имеют больше шансов быть опубликованными, чем те, где этой связи не находят — хотя таких работ на порядок больше. В итоге значительно проще доказать, что с молодым поколением что-то не так, чем признать, что с ним все в порядке. Эти разновидности когнитивных искажений во многом объясняют, почему мы создаем все эти мифы о поколении Z.

Цифровое поколение и цифровые иммигранты


20 01 2015     
Evzikova Olesya      
Комментарии к записи О цифровом поколении, цифровых иммигрантах и цифровых людях... И немного о том, как их обучать онлайн отключены

В 2001 году Марк Пренски (Marc Prensky), учитель, писатель и футуролог, опубликовал статью под названием  «Digital Natives, Digital Immigrants», в которой разделил всех пользователей новых технологий  на 2 лагеря: цифровое поколение (digital natives) и цифровых иммигрантов (digital immigrants).

Цифровое поколение — это те, кто вырос в мире компьютеров, мобильных телефонов, видеокамер и видеоигр. Они ежедневно ищут что-то в Интернете, отправляют электронные письма и SMS. Они  привыкли получать  информацию быстро, лучше работают с графикой, чем с текстом, а гипертекст для них привычнее, чем обычный   текст. Они стремятся к многозадачности,  нуждаются в частых поощрениях, предпочитают «играть»,  а не  работать серьезно,  лучше справляются с совместными проектами, чем с индивидуальными заданиями.

Цифровые иммигранты — это старшее поколение,  те, кто чувствует себя в цифровом мире неуютно. Они не могут выполнить простейшее для digital natives действие, типа прочитать электронное письмо с экрана компьютера, или внести исправления в электронный документ. Они предпочитают учиться медленно, поэтапно, индивидуально, и серьезно. И таким же образом предпочитают учить.

Согласно этой модели, получается, что учителя и ученики — это люди из разных эпох, которые разговаривают на разных языках. Причем учителя считают, что их учащиеся точно такие же, как они, и должны обучаться сходным образом, что совершенно не соответствует истине.

Что необходимо сделать цифровым иммигрантам? Принять тот факт, что они ничего не знают о цифровом мире, приобретать новые навыки и интегрироваться в новую реальность,  в том числе и с помощью своих отпрысков. Или ворчать и вздыхать о старых добрых временах, это уже кому что ближе :). Что необходимо сделать учителям? Пересмотреть методы преподавания и содержание образования.

Статья приобрела большую популярность, термины digital natives и digital immigrants стали широко известны. Хотя критики также было немало. Суть большинства претензий сводилась к тому, что Пренски все слишком упрощает.  Термины до сих пор в ходу, периодически всплывают  в обсуждениях, статьях и докладах на конференциях. Но насколько такое разделение правомерно? Стоит ли пользоваться этой терминологией? Мне кажется, не стоит, так как она не отражает реальную картину.

В 2009 году Пренски опубликовал новую статью, «H. Sapiens Digital: From Digital Immigrants and Digital Natives to Digital Wisdom», почитать можно здесь http://www.wisdompage.com/Prensky01.html. На этот раз он писал о том, что чем дольше мы живем в цифровую эпоху, тем менее актуальным становится разделение на digital natives и digital immigrants. Чтобы создать новое, лучшее будущее, нам необходимо мыслить  в новых терминах , таких как,  например, digital wisdom, цифровая мудрость. Причем слово «мудрость» имеет здесь  двойной смысл.  Это и мудрость, как знания, которые мы можем получить при помощи технологий, так и мудрость как набор навыков, необходимых  для их грамотного использования. Мы ежедневно имеем дело с гигантскими объемами информации, и наша задача — это отобрать необходимое и  оценить достоверность данных.

В этой статье Пренски предложил новые термины — homo sapiens digital или human digital,  цифровой человек, то есть кто-то, для кого технологии являются неотъемлемой  частью жизни,  в самых  различных сферах. Причем он может как принадлежать к цифровому поколению, так и быть  хорошо адаптировавшимся цифровым иммигрантом.

Спорить о правомерности терминов можно долго. Вопрос сейчас не в этом, а в том, как  эти различия влияют на работу учителей, преподающих онлайн. Сейчас мне кажутся важными 3 момента.

  1. Наши подходы и ожидания  напрямую влияют на успешность обучения.
  2. Идея о том, что для digital natives  обучение онлайн не представляет никаких сложностей, является неверной. Возможно, они шустро лазят по соцсетям, и умеют применять фильтры к фотографиям. Но это еще не значит, что во время освоения функционала учебной платформы им не потребуется техподдержка. Не говоря уже о том, что многие из них периодически не справляются с элементарными вещами. Например,  не могут войти в обучающую систему, так как потеряли  логин и пароль, или не могут найти скачанный файл, попавший в  папку  Temp.
  3. Идея о том, что люди старшего поколения не обладают необходимым для обучения онлайн уровнем компьютерной грамотности — также неверна. Во-первых, многие из них на самом деле  весьма продвинуты. Во-вторых, большинство  быстро овладевает необходимыми навыками при наличии подробных инструкций. Даже те, кто  перед началом обучения утверждают, что  безнадежны :).

Что стоит сделать в процессе обучения, снова 3 пункта.

  1. Провести предварительный опрос, выяснить потребности, пожелания и  ожидания учащихся, касающиеся обучения онлайн. Дать  возможность поделиться своими сомнениями,  подбодрить сомневающихся. Как я писала выше, те, кто  считают себе полными профанами, обычно вполне  успешно обучаются на онлайн-курсах, они просто часто оценивают себя не совсем адекватно.
  2. Предложить задание, которое  представляют в том числе и техническую сложность. Например, учащимся необходимо изучить какие-то материалы и представить свои выводы. Можно предложить  сделать это в различных форматах:  оставить  на форуме курса  текстовое сообщение, аудио-сообщение или  видео-сообщение, на выбор.  Для кого-то это будет  возможность поэкспериментировать и узнать что-то новое, для кого-то шанс продемонстрировать свои умения. А кто-то  выберет самый простой, «малотехнологичный» вариант, предпочитая не выходить из зоны комфорта.
  3. Составить  подробные инструкции, предоставить техподдержку, чтобы помочь учащимся приобрести новые технические навыки. Например, если у Вас есть задание типа «оставить  сообщение в различных форматах», как в предыдущем пункте, то необходимо сделать  пошаговую инструкцию по записи аудио и видео при помощи  различных онлайн-сервисов. Из таких инструкций можно составить банк вспомогательных материалов, и предоставить к нему доступ учащимся различных курсов, как во время прохождения курса, так и после окончания обучения.

Осваивайте новые навыки и смело смотрите в будущее!

С уважением,
Евзикова Олеся.

 

 

Поделитесь записью

Дети «цифрового» поколения – чего от них ждать? Исследование


Мы часто говорим о поведении, user experience, триггерах и нуждах наших потребителей, которым уже 18+. Любимцами интернет-маркетологов является так называемое поколение двухтысячных – одна из самых продвинутых, активных, покупающих групп потребителей. Но уже через несколько лет под их пристальное внимание попадет поколение «цифровых» детей. Это дети до 12 лет, с пеленок окруженные цифровыми устройствами. Чего от них ждать и как с ними взаимодействовать? Для этого нужно понимать, как эти дети ощущают себя в медиапространстве уже сейчас. Тем более что eMarketer подготовил отличное исследование на эту тему. К сожалению, оно охватывает только семьи из США, и цифры по России будут ниже; тем не менее тенденции являются мировыми.

В раннем возрасте дети уже делают все то же самое, что и их родители: смотрят TV, читают, сидят в интернете, используют мобильные девайсы, компьютер и…играют.

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

Но это еще не предел – цифры, относящиеся к использованию цифровых устройств, будут расти.  Сейчас взаимодействие детей с медиа ограничено рядом таких факторов, как контроль со стороны родителей, неумение читать/писать, отсутствие собственных телефонов, планшетов и айподов и т.д. Подробнее об этих факторах и детском «медиавосприятии» ниже.

Несмотря на то что многие взрослые считают, что телевидение устарело, среди детей телевизор остается самым популярным устройством, который показывает мультфильмы и интересные шоу. Согласно исследованию, время просмотра детьми TV в 3-4 раза превосходит время, потраченное на другие медиа активности.

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

Такая популярность “голубого экрана” обусловлена рядом факторов, которые стоит принимать во внимание:

  • 26% опрошенных семей признались, что дома телевизор включен практически целый день. И когда ребенок смотрит мультфильм или детскую передачу, он, как правило, параллельно занимается чем-то еще: лепит, играет в традиционные игрушки или в мамин смартфон и т.д. То есть играющий телевизор выполняет роль фона;
  • Очень часто дети смотрят TV за компанию с родителями, не по своей инициативе. Согласно опросу, 49 минут в день (больше 50% указанного времени), дети смотрят телевизор вместе со всей семьей;
  • К тому же 36% детей имеют свой собственный телевизор в комнате. Это чувство радости от обладания собственным девайсом напрямую сказывается на частоте его использования.

Телевизор не только дает детям то, чего они ожидают – удивительные и интересные истории, сказку, воплощенную в реальность – но и является самой популярной социальной сетью. В таком возрасте быть социальным значит смотреть мультфильмы и шоу, которые смотрят друзья, а вовсе не лайки и комментарии в Facebook, Vkontakte и Instargram, как привыкли думать мы.

Кстати, это удивительно, но такие “взрослые” соц. сети имеют место быть в “цифровой” жизни современных детей.

12% детей в возрасте до 12 лет заходят в свой Facebook профиль хотя бы раз в месяц. И это несмотря на возрастной ценз, установленный FB. Оказывается, многие родители помогают своим чадам обойти это ограничение и “влиться” во взрослую социальную жизнь.

Вот цифры от eMarketer, показывающие возраст активных участников FB:

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

В других соц. сетях поколение “цифровых” детей представлено еще меньше: Twitter – 3%, Instagram и Pinterest – менее одного процента.

На сегодняшний день существует большое количество соц. сетей для детей. Это онлайн-площадки, на которых дети могут играть в социальные игры или становиться частью некого виртуального мира. В России это сайты Смешарики, В Мире Лунтика, Бибигоша и другие.  По словам родителей, 23% детей заходят на такие сайты регулярно, 40% – иногда.

Не только ради социализации дети заходят в интернет. Согласно исследованию, чаще всего в сети дети любят смотреть видео – из 4 часов 19 минут, которые они проводят онлайн с ПК, 3 часа 40 минут уходят на просмотр мультфильмов и детских шоу.

Вообще, «цифровые» дети являются довольно-таки продвинутыми Интернет-серферами. 60% детей старше 8 лет хотя бы раз в день пользуются мировой паутиной. Для возрастной категории от 0 до 12 лет эта цифра чуть ниже – 50%.

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

Инициатива детей к использованию компьютера и блужданию по интернету ограничивается, в первую очередь, родителями – они хотят, чтобы дети больше времени проводили с традиционными игрушками, к тому же они переживают за конфиденциальность своей личной «цифровой» жизни и неохотно подпускают детей к собственным ПК, напичканным личной информацией.

Кроссплатформенность различных детских TV шоу сейчас только набирает обороты – все чаще герои любимых мультфильмов призывают детей зайти на веб-страничку, чтобы посмотреть продолжение истории, сыграть с ними в игру или помочь выбраться из трудной ситуации. Это не может не повлиять на скорейший рост показателей интернет-активности детей цифрового поколения.

К тому же все более доступными для детей становятся мобильные девайсы, которые также имеют выход в интернет.

У детей до 6 лет, как правило, нет своего личного смартфона или планшета, а вот детям в возрасте от 6 до 12 лет родители охотно покупают современные гаджеты. Если в 2011 году счастливых юных обладателей электронной книги, iPod-а, планшета или смартфона было 25%, то в 2014 году – уже 63%.

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

Оставшиеся 37% активно пользуются девайсами своих родителей.

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

Соответственно, чем старше ребенок, тем больше времени он тратит на «общение» с мобильным гаджетом. Опрос показал, что дети до 8 лет уделяют этому 15 минут в день, а дети в возрасте от 10 до 12 лет – от 3 часов.

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

Что же так занимает детей в смартфонах и планшетах? Как и в случае интернетом, одним из самых популярных занятий является просмотр видео: 26% от общего времени взаимодействия со смартфоном и 28% – с планшетом.  Довольно ожидаемо, поскольку это отличный способ занять ребенка в дороге, в очереди и т.д.

Но больше всего детей, конечно же, интересуют игры – 43% на смартфонах и 37% на планшетах.

Есть несколько факторов, сдерживающих рост популярности мобильных игр/приложений среди детей.

Во-первых, разработчиков таких приложений не так много, и они до сих пор учатся создавать увлекательную для детей игровую механику, захватывающий сценарий и дизайн. Во-вторых, родители опасаются за покупки внутри приложений, которые дети, сами того не понимая, часто осуществляют. В-третьих, это довольно низкий уровень «мобильной грамотности» родителей. 28% мам и пап, скачивающих приложения на свои смартфоны, утверждают, что больше половины из них являются детскими. Для планшетов этот показатель выше – 54%.

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

Многие родители обеспокоены тем, что дети предпочитают виртуальные игры играм традиционным. Даже время, проведенное в интернете, большинство детей (45% мальчиков и 39% девочек) посвящает играм.

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

Поэтому родители стараются совместить приятное с полезным и обратить внимание детей на обучающие игры. К сожалению, как показывает исследование, не очень успешно – только 18% времени, проведенного детьми за игрой, проходит с пользой.

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

В остальном это гонки, которые любят мальчики, и социальные игры, которым отдают предпочтение девочки. Кстати, такое разделение вкусов начинает появляться только после 8 лет.

Сами родители тоже не прочь вспомнить детство – 42% мам и пап, чьи дети любят игры, с удовольствием присоединяются к ним хотя бы раз в неделю.

Детство современных детей, рожденных в цифровую эру, сильно отличается от нашего детства – да, мы тоже любили игры, мультфильмы и сказки, но ничего из этого мы не получали, «тэпнув» по экрану последнего айпада. Общение “цифровых” детей с доступным сегодня медиа ограничивается родителями, неумением читать и другими факторами, описанными выше. Но что будет через несколько лет? Насколько продвинутыми станут эти дети? Как сильно они погрузятся в “цифровой” мир, когда не останется никаких преград? Сложно представить. Время покажет.

 

 

цифровое поколение, аналитика, исследованиецифровое поколение, аналитика, исследование

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о