Партизанинг что это: Партизанинг | Блог партизанских городских перепланировщиков – как говорить о современном уличном искусстве. «Бумага»

Партизанинг и СовАрх :: Город :: Статьи


Портал Архсовета проводит опрос активистов различных городских движений. Может ли активизм найти системные решения для изменения городской среды и удается ли активистам построить диалог с властью и горожанами? На наши вопросы сегодня отвечают активисты движения «Партизанинг» и основатель проекта «СовАрх» .

Партизанинг. Партизанские городские перепланировщики. http://partizaning.org/

— Почему возник ваш проект?

— Наш сайт, объединение, движение, если так можно выразиться, возникло естественным способом, в процессе нашего осмысления города и переживания проблем, которые он испытывает. Уже более 15-ти лет мы занимаемся уличным искусством, создаем различные работы в общественных пространствах. Наше пребывание непосредственно в городском пространстве не ограничивается перемещением из одной точки в другую. Мы трепетно относимся к объектам городской среды, потому что для нас они являются не только частью художественного процесса, но и просто жизненно необходимой вещью.


В 2011-м нам в большей степени захотелось создавать не абстрактные произведения, а высказывания на тему устройства города. Мы создали сайт Partizaning.org, через который начали показывать различные интересные городские проекты, по большей части художественного и активистского толка. Параллельно с этим наши новые инициативы стали наделяться социальным и общественным смыслом: делая различные арт-интервенции по самовольной перепланировке города (зебры, лавочки, велосипедная инфраструктура) мы указывали на проблематику в городской инфраструктуре и сложности ее решения, но вместе с тем мы призывали рядовых жителей к самоорганизации и прямому действию.

— Кто ваша целевая аудитория? Где найти активных людей? Как объединить их общей идеей?

— Наш читатель — любой ответственный и активный горожанин. А также тот, кому интересен город во всех его аспектах. По правде, не нужно никого искать, нужно честно делать то, что тебе важно и интересно, а люди сами подтянутся.

— Как на ваши инициативы реагируют власти? Как выстроить диалог?

— Дворники, дорожные службы, полиция как исполнительный орган, могут реагировать по-разному, но скорее всего, негативно, потому что их задача соблюдать порядок. Те, кто повыше, понимают, что в этом есть определенная честность и сила, поэтому стараются вовлечь нас в свои государственные проекты или поддержать наши инициативы так, чтобы они были организованы если не полностью официально, то хотя бы частично.

Частично — это потому что за нашей Партизанщиной есть весомая доля правды. В диалоге с кем-либо не нужно находить компромиссы, потому что иначе утрачивается сила высказывания, которая нами закладывается. На любое сотрудничество с властью мы смотрим с осторожностью, нам кажется важным не отходить от своих идей критического осмысления сегодняшнего городского планирования.

— Как на ваши инициативы реагируют горожане?

— По-разному, но в основном позитивно. Молодые видят в этом некоторый подростковый радикализм, а пожилые вспоминают советских «тимуровцев».

— Вы знаете аналогичные вашему проекты за рубежом?

100% аналога мы не знаем, но есть такой американский феномен как «Тактический урбанизм», где частично происходят похожие вещи. Но если наши практики больше базируются на уличном искусстве, активизме и коммуникациях, то их — в большей степени на дизайне и архитектуре.


— Какие ваши инициативы получили реальное воплощение?

— Наша инициатива городских интервенций по улучшению городского пространства, в рамках которой мы делали народные пешеходные переходы и размещали лавочки, получила развитие в Новосибирске и масштабно развилась в Бишкеке.

Наш давний проект по развитию велосипедной инфраструктуры в Москве, который мы запустили еще в 2010-м, можно сказать, воплотился здесь, в Москве и продолжился в 2013 году в Выксе, где мы запустили бесплатный велопрокат и сейчас разрабатываем велопутеводитель.

Наш проект КООП, который мы инициировали вместе с институтом «Стрелка», тоже задал сегодняшний тренд на вовлечение жителей района. Так, например, сегодня не только все районные центры/ДК/библиотеки стараются вовлечь местных жителей, но и управы районов, которые заинтересованы в адекватном благоустройстве.

— Зачем нужны городу городские активисты?

— Вне корпораций и прибылей, ответственные, честные, переживающие за свой город/страну люди нужны всегда.

— Ваши планы на ближайший год....

Мы работаем над книгой про уличное искусство, надеемся издать в этом году. Кроме того, мы планируем поработать над созданием музея современного искусства в Киргизии, а также продолжаем работу с городскими сообществами в Ярославском районе Москвы. Наверное, будет еще что-то, по ходу дела всегда появляются новые идеи.

— Пытались ли вы привлечь к движению коммерческий сектор?

— Мы открыты для интересных предложений, но к сотрудничеству с коммерческими брендами относимся еще с большим подозрением, чем к сотрудничеству с властью. Сложившаяся система ценностей общества потребления нам не близка и мы не хотим быть вовлечены в нее как мерчендайзеры.

— На ваш взгляд, городской активизм способен найти системные решения для изменения городской среды или он решает только локальные проблемы?

— Одной честности и переживания недостаточно, и для более масштабных и системных проектов активистам нужно вовлекать экспертов из смежных областей: социологов, антропологов, урбанистов, архитекторов. Нам кажется, что проблема часто кроется в том, что активист считает себя экспертом в той или иной области и его инициатива выглядит не проработанной для реализации на уровне города. Нужно объединяться и не бояться сотрудничества, но не отступать от первоначальной идеи.


 19 октября 2013. Экскурсия - архитектура 1930-1950-х годов в городе Жуковский (Московская область)

Денис Ромодин — создатель и автор первого в России интернет-проекта о советской архитектуре «СовАрх.ру». http://sovarch.ru/

— Почему возник Ваш проект?

— Идея проекта возникла в 2004-м году: в самом начале петербургским архитектором Александром Стругачом было создано блог-сообщество в Livejournal, посвященное советской архитектуре. Позже мы решили создать сайт-справочник по советской архитектуре, который появился в 2008 году. Мы поставили цель сделать такой каталог по советской архитектуре и проект, популяризирующий эту тему.

Кафе Чайка в Горьком (ныне - Нижний Новгород) на Верхне-Волжской набережной, д.8, 1960-е. Архитектор неизвестен.

— Кто ваша целевая аудитория? Где найти активных людей? Как объединить их общей идеей?

— Это преимущественно молодёжь, интересующаяся эпохой, которая была относительно недавно и которую они не застали или застали краем в детском возрасте. Группа студентов, например, создаёт сейчас интересный и самостоятельный проект Sovmod, посвященный архитектуре советского модернизма. Это очень кропотливая работа и ребята с энтузиазмом ею занимаются. Мы же устраиваем различные научно-популярные мероприятия — экскурсии и лекции — и получаем потом отзывы от людей о том, что они начали совсем иначе смотреть на советскую архитектуру.

 Макет здания технологических институтов Совнархоза на площади Свободы в Минске. Белпромпроект. Арх.: Л.Мицкевич, Н.Шпигельман, А.Эльтерман (1960-е)



— Как на ваши инициативы реагируют власти? Как выстроить диалог?

— Новая городская власть заметила наш проект и пригласила к участию в различных культурологических программах Департамента Культуры. Мы активно работаем с программой «Выход в город» и проектом «Узнай город». Пытаемся активно реализовывать пропаганду советской архитектуры через эти проекты.

19 октября 2013. Экскурсия - архитектура 1930-1950-х годов в городе Жуковский (Московская область)

— Как на ваши инициативы реагируют горожане?

— Не все в самом начале понимают наши цели и миссию, а также, почему именно мы взялись за популяризацию советской архитектуры. Но потом многие увлекаются нашими идеями и этой темой, начинают активно ходить на наши мероприятия. На экскурсии проекта «СовАрх», которые мы устраиваем, например, стало приходить около сотни человек. С одной стороны, это хорошо и мы рады, что люди неравнодушны к советскому наследию, с другой, мы стали сталкиваться с проблемой организации участия большого количества народу. Приходится теперь их официально заявлять, дабы не было проблем с правоохранительными органами.

— Вы знаете аналогичные вашему проекты за рубежом?

В Мюнхене и Берне есть схожие проекты, которые реализуются местными властями или различными фондами. Все они посвящены изучению архитектурного наследства 20 века. Это и экскурсионные мероприятия, и издание брошюр, книг по этой тематике.

— Какие ваши инициативы получили реальное воплощение?

— Это архитектурные лектории на разных площадках Москвы и проект «Легенды советской архитектуры» — серия дискуссий в Музее Москвы, на которые приглашались известные советские архитекторы, которые рассказывали о своих постройках. Кроме того, совместно с проектом «Свобода Доступа» мы успешно реализуем Дни архитектуры, где активно идут мероприятия по нашей теме. С галереей «Беляево» готовим проект об истории района и его застройке.

Прогука по Тропарево. Март 2014 года


— Зачем нужны городу городские активисты?

— Прежде всего, для того, чтобы реализовать очень смелые и интересные проекты в городе, сделать его лучше. Ведь городская власть, конечно, решая крупные задачи, не всегда успевает решать небольшие проблемы. Как раз тут и нужна помощь активистов. Я считаю, что власти должны активно налаживать диалог с этим сообществом.

Поездка в усадьбу Полотняный завод. Калужская область

— Ваши планы на ближайший год...

— Мы сейчас с галереей «Беляево» и архитектором Кубой Снопеком, преподавателем «Стрелки», делаем проект, посвященный району Беляево. Он начался с исследования и книги Кубы Спопека «Беляево Forever» и перерос с такой культурологический проект, цель которого — изучение района, его жизни, быта и архитектуры. Мы планируем целый ряд мероприятий, в том числе по архитектуре района 1960-70-х годов.

— Пытались ли вы привлечь к движению коммерческий сектор?

— Только в рамках крупных мероприятий, в которых нам требовалась помощь и спонсирование, чтобы была возможность сделать их бесплатными для горожан. Иногда требовался автобус, чтобы можно было перевозить с одного объекта на другой. Или помещение для лекций.

— На ваш взгляд, городской активизм способен найти системные решения для изменения городской среды или он решает только локальные проблемы?

— Мне кажется, что, прежде всего, именно локальные проблемы, на которые у властей не всегда хватает сил и времени, лежат в поле городских активистов. Как показывает практика, различные городские проекты на общественных началах с этим справляются неплохо, начиная от установки новых лавочек в сквере до локального решения транспортных пробок (перепрограммирование светофоров и изменение разметки). Решение таких, казалось бы, небольших проблем, на самом деле, существенно улучшает нашу жизнь в городе.

Партизан — Википедия


Партизанинг что это: Партизанинг | Блог партизанских городских перепланировщиков – как говорить о современном уличном искусстве. «Бумага»

Партизанинг что это: Партизанинг | Блог партизанских городских перепланировщиков – как говорить о современном уличном искусстве. «Бумага»


Командир партизанского отряда знакомит бойцов с оружием. Смоленская область, 23 августа 1941 года

Партиза́н (от итал. Partigiano — сторонник определённой общественной группы, партии) — лицо, ведущее вооружённую борьбу на территории, оккупированной противником (либо находящейся под контролем противостоящих политических сил), с использованием методов партизанской войны, член партизанского отряда[1].

Слово «партизан» употребляется преимущественно как общее название участника негосударственных, то есть не являющихся регулярной армией (или регулярных, действующих в отрыве от основных сил), военных объединений — военных отрядов, состоящих из сторонников определённых политических (властных) кругов или общественных сил данной страны и использующих поддержку местного населения.

Поддержка местного населения является определяющим фактором, в противном случае это не партизаны, а бандиты, диверсионные группы и т. п.

Неофициальный, неформальный характер этих отрядов чаще всего связан с тем, что их целью является борьба против существующей в стране власти (политического или военного режима) или оккупационного режима враждебной страны; причём, преимущественно военным путём, методами партизанской войны в тылу противника — диверсии, террор, вооружённые столкновения с силами полиции, регулярной армии, местной администрации и т. д., пользуясь замаскированным передвижением по территории и избегая фронтальных столкновений с превосходящими силами противника.

Партизанские отряды и тактика партизанской войны в тылу противника широко применялась во время многих войн и локальных конфликтов.

Партизанское движение является проявлением народной войны против воинских подразделений и администрации, которые население считает чуждыми и оккупационными. Партизанские силы могут использоваться в ходе регулярной войны для дезорганизации тыла противника.

В России и СССР партизанские соединения сыграли значительную роль в разгроме захватчиков в ходе Отечественной войны 1812 года и Великой Отечественной войны, в процессе Первой Мировой войны, в годы Гражданской войны и Интервенции, в ходе борьбы с контрреволюцией на территории страны, так и за её пределами (группы Активной разведки в Польше, советники партизанских формирований в Китае и Испании). Использовались при решении задач пресечения снабжения вражеских подразделений, снижения их боевого духа, уничтожения разрозненных групп противника, административного и идеологического контроля за местным населением.

При этом в период Великой Отечественной войны регулярными силами практиковалось как снабжение военными материалами и специалистами стихийно образовавшихся боевых групп (самоорганизация населения, окружённые группы военнослужащих), так и забрасывание на оккупированную (контролируемую противником) территорию организаторских групп и регулярных боевых подразделений, частей и соединений.

Партизаны и партизанские соединения как военные формирования имеют спорный официальный международный правовой статус, но по международному праву при пленении могут подпадать под статус «военнопленных» при определённых, не всегда строго соблюдаемых, условиях[2]. Статусом комбатанта (сражающегося) в общем случае, согласно обычаям ведения войны, обладают люди, которые обладают явно различимыми знаками различия.

В СССР в 1930-е годы сложилась практика употребления слова «партизан» (также «красный партизан») в значении «тот, кто ранее участвовал в партизанских действиях в Гражданской войне на стороне Красной Армии». Слово имело положительную эмоциональную окраску и являлось частью социального статуса человека. Отражение этого словоупотребления присутствует во многих кинопроизведениях той эпохи (например, фильм «Аэроград»).

В течение и сразу после Великой Отечественной войны аналогичное словоупотребление также закреплялось в отношении всех, кто участвовал в партизанских действиях, вне зависимости от их текущего статуса.

В связи с положительной окраской слова «партизан», означающего своего народного борца, это слово в настоящее время в средствах массовой информации не употребляется к противоборствующим вооружённым группировкам различных течений и сепаратистов. Хотя они часто используют партизанские методы диверсионной, конспиративной и идеологической деятельности и могут пользоваться поддержкой населения. Для их описания используются термины — «бандиты», «террористическая группа», «незаконные вооружённые формирования» или «вооружённая оппозиция».

Кто и как занимается улучшением городской среды – Архив


Пока москвичи воскресным днем выводили к обочине Садового белых революционных собак, повязывали младенцам белые слюнявчики и высовывали из автомобильного люка бутафорскую голову Путина на палке, в недрах дизайн-завода «Флакон» затевалась еще одна акция граждан­ского протеста. То есть затевалась она уже давно, но сбор для инструктажа был назначен на воскресенье. Акцию «Штрафстоянка» придумали люди из движения «Партизанинг». В октябре они засветились, развесив по городу забавные дорожные знаки с надписями вроде «Осторожно, впереди тандем» — это напротив Кремля — или «Пьяные пешеходы» — это возле клуба «Солянка». Знак «Зона свободного политического протеста» провисел на верхотуре в течение всего митинга над Болотной площадью. С новой акцией все просто: весь понедельник неравнодушные волонтеры должны ходить по городу, выискивать неправильно припаркованные автомобили и наклеивать им на дверцу или бензобак желтую наклейку с надписью «Штрафстоянка». Общий сбор был назначен на четыре часа, и тут выяснилось, что «Белый круг» подложил «Штрафстоянке» свинью: вместо двухсот зарегистрировавшихся в фейсбуке волонтеров получать желтые наклейки явились человек двадцать. Все остальные остались на Садовом.

 

 

«Отпиливание всяких торчалок — это очень важно. Все время что-то на улице торчит»

 

 

За день до старта «Штрафстоянки» мы встречаемся с тремя основателями «Партизанинга» в кафе на Новом Арбате. Место выбрано неслучайно — в банке по соседству работает программистом один из участников концессии, Игорь. В свободное от работы время он курирует проект «Стена» и подвизается художником; у двух его сподвижников вообще нет постоянной работы: черноглазая Соня воспитывает четырехлетнего сына; молодой человек по прозвищу Мейк, ответственный за дизайн, зарабатывает на жизнь фрилансом, а раньше рисовал сайт The Village. «Иногда идеи появляются у нас самих, иногда приходят люди, которых что-то беспокоит, и предлагают что-то с этим сделать, — поясняет стратегию «Партизанинга» Мейк. — Например, один наш приятель страшно бесится из-за того, что в центре везде стоят заборы и нигде нельзя пройти. А другого парит, что люди на эскалаторе стоят в один ряд, никто не проходит, а внизу хаос. Мы думали провести опрос-исследование, чтобы выявить идеальную проходимость эскалатора, и сделать что-то вроде иллюзии светофора, который бы в час пик показывал, когда людям надо встать в два ряда, а когда — проходить побыстрее». «Или вот «Штрафстоянка», — вступает Соня. — Мы понимаем, что парковаться негде, и это не ви­на автомобилистов. Поэтому, наклеивая наши стикеры, мы пытаемся побудить их обратиться в управу, чтобы те уже решали вопрос парковок. И вообще, в Москве слишком много машин. Одно дело — отвезти тяжелые сумки или семью куда-то, другое — купить автомобиль ради развлечения».

«Партизанинг» — некоммерческий проект. «У меня на десктопе, — показывает Мейк, — из восьми дел одно, за которое мне платят. И еще семь тоже очень важные, но делать их приходится бесплатно». Монетизировать историю с «Партизанингом» можно грантами или краудсорсингом, но до этого пока далеко, и бюджет приходится составлять самим. «У нас в бюджет для следующей акции генератор для бензопилы заложен, — смеется Игорь. — Отпиливание всяких торчалок — это очень важно. Все время что-то на улице торчит — арматура, палки, углы рекламных щитов. Мы в следующий раз все вместе по таким точкам пройдемся и все, что торчит, отпилим». Мейк на секунду задумывается, а затем начинает что-то быстро зарисовывать на экране смартфона: «Сейчас, пока не забыл. Идея в голову пришла — можно же еще дырки в заборах делать! В парках, на территории всякие чтобы пролазить можно было. И знак ставить — «Партизанский проход». Мол, проходите скорее, пока не закрыли». К главному городскому событию этого года — президентским выборам — городские партизаны решили не готовиться — в этот день у Мейка куча планов на дизайнерском слете в Амстердаме. «Мы сейчас пытаемся перекупить англоязычную аудиторию, запускаем англоязычную версию сайта. Мы там собираем и свой, и западный опыт уличного искусства и акций. Сейчас будем вплотную над этим работать: меня пригласили участвовать в выставке активизма вот в Амстердаме. И мы подумали — почему б не использовать эту поездку и не сделать презентацию своего сайта? У нас тем более новый редактор — она из Индии, английский ­знает отлично, а вот русский только учит сейчас. Мне на эту тему очень нравится цитата Ленина, — смеется Мейк. — Что-то вроде: «Душой я с вами на каторге в Сибири, а телом, к сожалению, в Цюрихе в гостинице». Ну вот и я — телом в Амстердаме, буду там искать денег на великую русскую революцию».

 

 

«Телом в Амстердаме, буду там искать денег на великую русскую революцию»

 

 

Понедельник, «Войковская», неделя до начала весны, столпотворение на выходе к торговому центру «Метрополис». Вдоль трамвайных путей, вымешивая кедами индустриальный снег, бредет девушка. Игорь обклеивает автомобили в центре — по пятам за ним ходят телекорреспонденты; Мейк уехал в Амстердам; Соня же сдала ребенка бабушке и честно работает героем невидимого фронта — без всяких камер ищет нарушителей во дворах вдоль Ленинградского шоссе. У метро обклеивать оказалось некого, вдоль обочины — тоже. Ни во дворе, ни возле школы, ни у детской площадки нарушителей также не обнаружилось. Формально, с натяжкой и после долгих обсуждений наклейку получил серый Hyundai, припаркованный возле трамвайных путей так, что для пешеходов осталась узенькая тропинка. «Мы в Москве привыкли к плохому, — сокрушается Соня. — Если есть мизерный проход, то уже все, мы и рады. Нам кажется, наши права не ущемляют». Но через полчаса хождений по ледяным переулкам она решает все-таки отправиться в центр. На «Войковской» ловить нечего. За все время действительно злостный нарушитель был выявлен всего один — им оказался огромный черный джип с наклейкой «Антитеррор МВД РФ» на фоне российского флага под лобовым стеклом. Он стоял прямо посреди тротуара.

 

Изучить все проекты, которыми занимаются активисты «Партизанинга», а также помочь им деньгами (например, для покупки расходных материалов) можно на сайте движения partizaning.org

Партизанские городские перепланировщики — LiveJournal


?

LiveJournal

  • Find more

    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help

Login

  • Login
  • CREATE BLOG

    Join

  • English

    (en)

    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Ахтунг! «Партизанинг» - Аргументы Недели


У вашего подъезда нет приличной лавочки, машины во дворе паркуются на газоне, а бегать через дорогу без зебры приходится, рискуя жизнью? Так почему бы не попробовать изменить это своими силами? Представители нового общественного движения «Партизанинг» не намерены ждать милости властей – они сами рисуют пешеходные переходы и сколачивают лавочки.

Движение «Партизанинг» появилось в нашем городе несколько лет назад. Сегодня это уличное искусство простых москвичей становится всё популярнее. Как оказалось, многие горожане, недовольные окружающим пространством, готовы взять в руки молотки, гвозди и ведёрки с краской, чтобы сделать родную Москву чище и красивее.

Ручные зебры

Так, жителям одного из столичных домов надоело рисковать жизнью: ежедневно перебегать дорогу с интенсивным движением. «Ни наземного, ни подземного переходов у нас нет и никогда не было, несмотря на плотный поток машин», – рассказывает Валентин. Вместе с другими активными жителями он решил, что зебру можно сделать самим. «Мы взяли белую краску и ночью нарисовали полосы. Насколько я знаю, в Москве уже было несколько таких случаев. До этих пор наши жалобы никто не слышал. А как появился самодельный переход – городские власти зашевелились». Таким образом, зебра у дома наконец-то появилась, и по инициативе властей рабочие переделали её по всем правилам.

Другая группа активистов решила, что помимо зебр в Москве не хватает лавочек. Скамейки ребята сколотили своими руками. Выкрасили их в оранжевый цвет. Сегодня такие места для отдыха появились в разных точках столицы. На скамейках текст: «Эта лавка сделана горожанами для горожан. Нам никто за это не заплатил, и мы ничего не рекламируем. Этот город принадлежит его жителям, и мы вправе делать его лучше сами своими руками.

Пользуйтесь на здоровье. Сделано из качественных материалов, окрашено, но не пачкается. В процессе изготовления деньги были потрачены исключительно на доски, краску, кефир и кексики». Однако яркая жизнь новых скамеек была коротка. Неизвестные перекрасили одну из них в мышиный цвет, а потом её сломали хулиганы. То ли яркие краски так действуют на привыкших к серости москвичей, то ли кто-то не нашёл иного способа выместить свою агрессию после пары бутылок пива. Но активисты не отчаялись. В автобусах и троллейбусах выделили места для мигрантов, трудных подростков и алкоголиков.

По мнению создателей проекта, лавочки после такой акции ломать никто не захочет, а Москва станет спокойнее и толерантнее. Однако стали ли выпивохи и приезжие добрее, увидев приготовленные для них места в автобусе, – непонятно.

Страхстоянка

Следующий проект «Партизанинга» тоже был связан с общественным транспортом. Ребята решили нарисовать свою собственную схему столичного метро, после того как департамент транспорта объявил о необходимости создания новой карты подземки.

От привычной схемы, в которой многие находили ошибки, новая отличалась географической точностью. Создатели изобразили расстояние между станциями максимально реалистично.Этим они хотели заставить москвичей выйти на улицу, ведь до некоторых станций гораздо быстрее добраться пешком. Такие «самодельные» карты были расклеены в вагонах метро, и долгое время их никто не трогал. Наверное, пассажиры принимали их за официальные. Затем активисты переименовали станцию Замоскворецкой линии «Алма-Атинская» в «Братеево», так как первое название давно вызывало жаркие споры среди жителей нашего города.

Ещё один замысел «Партизанинга» был посвящён автомобилистам. За последние 5 лет число владельцев авто в столице увеличилось в два раза. Недостаток парковочных мест на улицах заставляет водителей оставлять свои авто где попало, партизаны сразу решили метить такие машины наклейками с надписью «Штрафстоянка».

«Мой автомобиль тоже пометили этим стикером. Но что я могу сделать, если по всем правилам припарковаться в Москве практически невозможно? Лучше бы эти молодые люди наклеивали свои плакаты на машины чиновников! Нас, автомобилистов, логичнее было бы поддержать, а не пугать этими дурацкими стикерами», – считает Игорь, автомобилист. По его мнению, столичные автовладельцы с удовольствием парковались бы по всем правилам, если бы городские власти предоставили им эту возможность.

Вот ещё случай. Как-то рядом с метро «Маяковская» вместо привычного чёрного силуэта на знаке пешеходного перехода активисты нарисовали тучного человека, шагающего по зебре. Надпись под знаком гласила: «Насыщенные жиры вредят вашему здоровью».

Но можно ли назвать всё это уличным искусством? Скорее всего, понятия «искусство» и «не искусство» всегда останутся субъективными, а ценность увиденного каждый должен определять самостоятельно. И лишь в одном можно быть уверенным наверняка – подобные проекты делают Москву чище, лучше и интереснее.

Только цифры

В этом году в Москве появятся 53 народных парка. Их общая площадь составит 99,62 гектара.

В ближайшее время в столице будет обустроено 27 новых спортивных площадок.

За последнее время в московских парках и скверах уже было создано 108,6 км велодорожек, 33 теннисных корта, 13 футбольных полей и 12 хоккейных площадок.

Москвичи смогут воспользоваться 11 новыми рельефными зебрами. Такие переходы приподняты над дорогой и имеют пологий скат. Эта конструкция позволяет заставить автомобилистов снизить скорость на 18–20%.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *