Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику — EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Содержание

10 вопросов художнику - EBRAIKA


Сутки. Это мало или много?

Как кому! Для творческих людей,

Полных дел и всяческих идей,

Сутки — это краткая дорога.

Эдуард Асадов

Олеся ШИБАЕВА – личность в нашем городе известная: участница выставок, проходивших как в Молдове, так и за её пределами,  обладательница  дипломов за вклад в искусство.

Уникальное, тонкое ремесло-роспись по батику увлекло Олесю ещё в юности, и как хорошо, что « не отпускает» до сих пор! Сколько работ мы ещё увидим! Вдохнём запах моря, аромат цветов, полюбуемся ярким оперением экзотических птиц, мысленно примерим на себя яркий, экстравагантный наряд красотки с картины.

Женщины и цветы – это отдельная строка в книге творчества Олеси. Как аллегорично и, вместе с тем, метко выразилась художница – женщины и цветы похожи. И мы не можем с этим не согласиться.

Я не буду спрашивать у Олеси то, что спрашивали до меня уже много раз. Об этой улыбчивой, как бы светящейся изнутри девушке, было написано немало статей. Сегодня, после международного дня художника, будет «уютная», тёплая, неформатная  беседа, и, возможно, личность художницы откроется нам с другой стороны…


Итак, 10 вопросов художнику:

1.Вопрос: Опиши свой обычный день

Олеся: Утром  я встаю с музыкой будильника и, как ни странно, делаю небольшую зарядку и всегда говорю себе: «не смотри на погоду за окном!». Всегда  стараюсь  поддерживать хорошее настроение ведь, как известно,  как утро начнешь так и день проведешь .   Пью кофе, готовлю   сыну завтрак и разбегаемся :  он в школу ,я -на работу . А к ночи, когда все спят, я начинаю рисовать..

2.Вопрос: Есть ли у тебя какие-нибудь ритуалы, которым ты следуешь, прежде чем начать творить? Приметы, в которые веришь?

Олеся: Меня вдохновляет  музыка.  А если ещё и  чашечку  капуччино  с мармеладками… Пожалуй самые удачные мои работы созданы под звуки хорошего джаза и под ароматом хорошего кофе.

3. Вопрос: Последняя прочитанная тобой книга и впечатления о ней?

Олеся:

«Жажда жизни» Ирвина Шоу. Книга о Ван Гоге — одном из величайших художников импрессионизма. Я была потрясена.

4. Вопрос: С кем из твоих кумиров-художников  тебе бы хотелось встретиться?

Олеся: Мой кумир – Густав Климт. А так же хотела бы встретиться с Сергеем Давыдовым, ведущим русским  художником в технике батик. Думаю что нам было бы о чём поговорить 🙂

5. Вопрос: Продолжи фразу: я никогда не нарисую...

Олеся: Пожалуй я никогда не нарисую жестокость, страдания, слёзы.  Я вообще по натуре — позитивный человек и у меня нет такого, чего  бы я не смогла нарисовать. Меня привлекает любой сюжет… Просто некоторые темы могут занять больше времени для их реализации.

6. Вопрос: Первое, что ты делаешь, придя домой...

Олеся: Мыслей много, и дел – не меньше (не только творческих, но и житейских). Во первых я — мама. И как все мамы я проверяю уроки, готовлю ужин. Конечно же общаюсь со своими близкими — мама сын и бабушка: вместе обсуждаем события прошедшего дня. Потом, когда уже все спят, приходит время для себя и для творчества.


7. Вопрос: Продолжи фразу: Я люблю...

Олеся:  Сына, жизнь и путешествия. Вместе с сыном, моим «любимым мужчиной», мы объездили, пусть не пол-мира, но тоже достаточно мест для впечатлений. Люблю свою работу и благодарна Всевышнему, что моё хобби стало сегодня моей профессией.

8. Вопрос: Чего бы ты хотела для своего сына?

Олеся: Он у меня разносторонний ребёнок: занимается спортом, обожает математику, как любого пацана — не оттащить от компьютера и, конечно же рисует. А хочу я для него, как любая мама, чтобы он вырос настоящим мужчиной, человеком с большой буквы, нашёл себя в жизни, реализовал себя и никогда не изменял своим принципам.

9. Вопрос: «Сливаешься» ли ты с персонажами своих работ, как актёр входит в образ?

Олеся:  Да!  Когда я расписываю  долго,  то волей -не волей становлюсь  частью этого образа. Например когда я иллюстрировала поэму «Лучафэрул» М. Эминеску а была и ветреной Принцессой, и влюблённым Лучафэром, и лукавым Каталином. А иначе невозможно. Только пропуская через себя образ ты можешь воплотить в жизнь свои творческие идеи.

10. Вопрос: Чего бы ты посоветовала не делать начинающему художнику?

Олеся:  Во первых не быть ленивым. И не отчаиваться от первых неудач . Как сказал кто-то из великих: «Плохих работ не бывает, бывают незаконченные».

Вопросы задавала Екатерина Лукьянец.

 

Рекомендовать:Теги: екатерина лукьянец, интервью, олеся шибаева

Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич


23 июля 2019Пономарева Анастасия

Совместная выставка музыканта и художницы Аллы Решетниковой «Принцип красного» в пространстве Cube.Moscow продлится до 27 июля

Задумку художника и режиссера Аллы Решетниковой поработать с черным и красным цветами, легшую в основу выставки «Принцип красного», лидер группы «Машина времени» принял с радостью. По словам Андрея Макаревича, который выставляется как художник с 1980-х годов, он не мастер создавать идеи, но очень любит, когда его творчество ставят в определенные рамки.


«Если ты выставишь перед собой 136 оттенков и цветов, то обязательно растеряешься, а я этого не люблю», — говорит он.

Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич (фото 1)

Черный и красный цвета, как правило, вызывают в зрителе тревожные чувства. Вам как художнику больше нравится рефлексировать на тему положительных или деструктивных эмоций?

Безусловно, положительных. Я вообще рисую, когда у меня хорошее настроение, и надеюсь, что оно таким образом передается.

Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич (фото 3.1)

Алла Решетникова и Андрей Макаревич

Алла Решетникова и Андрей Макаревич

В вашем художественном творчестве были разные периоды: вы работали с графикой, расписывали фарфор, делали гравюры, а работая над выставкой «Принцип красного», увлеклись шелкографией. Откуда у художника берется творческая одержимость той или иной техникой или сюжетом?

Из желания новизны: ты видишь нечто интересное тебе, понимаешь, что этого еще не пробовал. Хочется проверить себя на новом материале, испытать свои силы. Как правило, эксперименты удаются: у меня не было ситуаций, когда начатая работа меня не устраивала — я стараюсь доводить затею до конца. Глупо начинать и потом бросать, потому что якобы не пошло. Я предпочитаю доводить любую работу до состояния, когда «пошло».

Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич (фото 5.1)

Макаревич А.В.

Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич (фото 5.2)



Макаревич А.В.

Если забить ваше имя в поисковике, в разделе новостей выскакивает около десятка статей, рассказывающих о вашем благосостоянии. Приносит ли художественная деятельность вам постоянный доход?

Все началось, когда Ксюша Собчак в своей передаче про меня среди прочих вопросов подняла тему моего благосостояния. И хотя мы разговаривали почти час, наших журналистов почему-то заинтересовало именно это — что ж, это говорит, в первую очередь, об их умственных способностях. На художественной деятельности я практически не зарабатываю. Иногда что-то продается, но у меня нет такой сверхзадачи: вот, мол, я сейчас сделаю выставку и все продам. Я вообще занимаюсь этим нерегулярно, реже, чем хотелось бы, и наскоками — у меня элементарно нет времени. Хотя, когда меня спрашивают в интервью, кем я себя считаю, я говорю, что художником, потому что более уверенно чувствую себя за этим занятием. Меня ему учили и учили очень хорошо. У нас была прекрасная школа и прекрасные преподаватели в МАРХИ. Несмотря на то, что институт назывался архитектурным, очень важным считалось умение владеть рукой и глазом. Если при поступлении ты получал пятерку по рисованию, можно было считать, что ты уже поступил. Обычно такое происходило с одним человеком с потока. В частности, со мной.

1/11

Макаревич А.В.

Макаревич А.В.

Макаревич А.В.

Макаревич А.В.

Макаревич А.В.

Макаревич А.В.

Макаревич А.В.

Макаревич А.В.

Решетникова А.

Решетникова А.

Решетникова А.

Вас довольно часто спрашивают о любимых песнях и исполнителях, на что вы, как правило, отвечаете, что их нет. Что касается арт-сферы — какие направления в живописи вас вдохновляют?

Огромное количество. Не хочу быть банальным, перечисляя имена великих художников. Очень люблю голландцев, Возрождение, примитивное искусство. Я люблю талантливых людей и не делю искусство на современное и несовременное. Я делю увиденное на искусство и не искусство, причем критерии у меня довольно строгие. Главный вопрос, который я задаю: говно передо мной или не говно. К сожалению, говна больше. Наверное, так было во все времена.

Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич (фото 9)


Андрей Макаревич и Алла Решетникова

Написание картин, песен и рассказов — различен ли импульс, побуждающий вас к их созданию?

Пожалуй, что да. Для песни необходима какая-то идея. Рассказы, не подумав, тоже было бы странно писать. Что касается рисования, мне важно убрать все идеи из головы, абсолютно освободиться. Оставить пустое пространство, свободное только для ощущений. Я люблю работать в комфортных условиях, но единственного места, где мне хорошо пишется, нет — иначе я бы не вылезал оттуда.

Шесть вопросов современному художнику: Таня Пёникер


Участница специальной выставки ГУМ-Red-Linе, посвященной семье, в блиц-опросе ELLE

Шесть вопросов современному художнику: Таня Пёникер (фото 0)

Таня Пёникер; фрагмент картины «Свиньи едят розы, или розы едят свиней», 2018

Какую работу вы представили на выставке «Одна семья» на 1-й линии ГУМа?

В павильоне собраны мои работы разных лет — с 2015 по 2018-й. Я их условно разделяю на исторические и романтические. Исторические — работы из серии «XVII», которые я показывала на своей персональной выставке во VLADEY Space; а романтические — то, чем я занята сейчас: они отдают Средневековьем, романтизмом, более чувственные и менее политизированные.

Шесть вопросов современному художнику: Таня Пёникер (фото 2)

«Хрю! (Год Свиньи)», зима 2018.

С чем у вас ассоциируется красный?

Нельзя сказать, что у художника есть любимый цвет, но именно красный для меня наполнен огромным количеством символов — как негативными, так и позитивными. Это и любовь, и страсть, и война, и революция. Красный присутствует во всех моих работах, очень важный для меня цвет.


Ваше первое арт-воспоминание.

Помню, как в четыре года пошла с бабушкой в Третьяковскую галерею. В буфете незнакомая женщина неожиданно спросила: «Девочка, а какая работа тебе больше всего понравилась?». И я со всей серьезностью ответила: «Демон» Врубеля».

Шесть вопросов современному художнику: Таня Пёникер (фото 4)

«Это мой стиль, и здесь это не запрещено», 2017

Какая из недавних выставок вас потрясла? Самое яркое арт-воспоминание в уже осознанном возрасте, от которого я заплакала и не могла никак остановиться, — это Саграда Фамилия в Барселоне. Можно сказать, это был акт зависти. Помню, что тогда подумала: «Гауди смог, а я, наверное, никогда не смогу создать нечто подобное». И это было для меня ужасно драматично.

Нужен ли искусству текст?

Конечно, да! Люди умеют читать, но не умеют видеть. Для искусствоведов даже беглый анализ какого-либо изображения уже говорит о многом, но для многих людей, не имеющих соответствующих знаний, очень важно прочитать и прозреть.

Какую книгу вы бы проиллюстрировали?

Библию.

Увидеть работы 15 русских художников в авторских павильонах можно на 1-й линии ГУМа до 28 мая в рамках фестиваля «Черешневый лес».

Читайте также:

Шесть вопросов современному художнику: Павел Пепперштейн

ПОГОВОРИТЬ С ХУДОЖНИКОМ, ИЛИ СТО ДЕТСКИХ ВОПРОСОВ


Стоя перед картиной, зритель задается как минимум тремя вопросами: как, чем и зачем? Ведь по большому счету нам важнее всего понять: что вдохновило, как удалось добиться эффекта (реальности или нереальности) и что было в руках у художника (карандаш, перо, кисть), когда он работал. Как правило, лишенные возможности задать свои вопросы и услышать ответы, мы вынуждены фантазировать, строить домыслы и утешаться догадками. Рембрандта не спросишь, почему у него так много портретов жены. Хотя ответ напрашивается сам: очень любил, а она его вдохновляла. Совсем другое дело, когда художник жив-здоров и с завидной регулярностью проводит персональные выставки: ему можно задать вопросы, которые волновали и тревожили давно.

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Возлияние мира, уход Иуды

В конце декабря художница Елена Черкасова традиционно открыла небольшую персональную выставку в «Культурном центре «Покровские Ворота» в Москве, удивив публику серией графических работ.

Состаренная бумага для набросков, красно-коричневая гамма, темные паспарту и рамы. Казалось бы, все это неспособно создать праздничное рождественское настроение. Однако именно настроение торжества, торжества жизни над смертью, и райской радости как никогда пронзительно прозвучало в работах художницы.

Рисунок всегда считался у художников жанром вспомогательным и учебным. С рисунка обучение, собственно, и начинается: шар, конус, куб. Да и бумага недолговечна. Потому художники используют ее, как правило, в качестве материала для набросков и этюдов. Однако рисунки Елены Черкасовой самоценны. Каждый из них — отдельная реплика, цитата из Библии, а еще точнее, попытка высказаться здесь и сейчас о том, что потрясло и отложилось где-то на дне подсознания. Все вместе рисунки складываются в мозаику, в единый длинный текст, который продолжаешь и продолжаешь читать, следуя за поворотами мысли художника.

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Горе тебе, Хоразин! Горе тебе, Вифсаида!

— Почему графика? — обращаюсь к Елене.

— У меня не получается одновременно писать красками и рисовать карандашом. Появился заказ на графику, я погрузилась в нее. Летом начала думать над будущей выставкой, но так и не смогла переключиться из «графического режима» и решила, что моя новая серия будет в рисунках.

— Рисунки... Само это слово какое-то несерьезное.

— А они и есть несерьезные,— улыбаясь, отвечает художница.

— Но как же! тема такая...

— Тема-то да, а художник не очень, — говорит Елена, слегка смущаясь.

— Кто-то из почитателей определил ваше творчество как «концентрированную живопись на пределе цветовой насыщенности». Я так понимаю, что для многих зрителей декоративность Ваших работ важна. Графика — это же не смена амплуа?

— Нет, конечно, хотя в Москве сейчас такая погода, что хочется чего-нибудь яркого. Но если я перейду в живопись, то в ней же и останусь.

— Кто-то называет Вашу живопись иконографией вне канона, кто-то возражает, говоря «реализма маловато». Как Вы к таким словам относитесь?

— «Реализм» — не умею и не люблю. Меня он не увлекает. Можно было бы приложить усилия, сосредоточиться и научиться, но мне самой неинтересен реализм. Конечно, великому художнику и реализм простишь, но мне он совсем ни к чему.

— А иконы писать у Вас не возникало желания? — продолжаю допытываться я.

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Рождество

— Когда-то я училась и даже пыталась писать иконы, но поняла, что тоже не хочу. Потому что именно канон меня не привлекает. Икона требует от художника особого внимания и чрезвычайной тщательности. Причем во всем: в рисунке, в работе с живописным слоем. В моем случае это было насилием над собой. В какой-то момент я поняла, что просто не могу этим заниматься. Те, кто меня учили, «тщательность» ставили во главу угла. А мне хочется «мазать» и всегда хотелось «мазать». И совместить одно с другим невозможно. Я сразу это поняла, как и поняла, что написание икон будет меня ломать. Когда я попыталась научиться писать иконы, а это было тогда же, когда я обратилась в Православие, то вообще надолго бросила рисовать. Тогда мне казалось, что лучше вообще без всякого художества жить. Со временем пришло другое понимание, что можно писать вот так: размашисто, не аккуратно, как-нибудь, лишь бы только идея нашла воплощение. Так появился собственный стиль.

— Где вы черпаете идеи?

— В христианском искусстве.

— Ходите на выставки?

— В основном книжки смотрю и читаю. У меня в детстве была книга с фаюмскими портретами. Мне она безумно нравилась. Оттуда моя любовь к коптской и эфиопской книжной графике. В книжных иллюстрациях гораздо больше свободы.

— Москва — город, в котором художественная жизнь, кажется, находится в верхней точке кипения. Кто-то оказывает на вас влияние?

— Год назад я была на выставке «Сотканный мир египетских христиан» в ГМИИ. Это была выставка коптских тканей, обнаруженных при раскопках могильников и выполненных в традиционной гобеленовой технике с богатыми орнаментами и вставками. Когда своими глазами видишь покрывала, ковры, завесы, всю эту живую древность — понимаешь, как невероятно все это красиво и строго; как воедино слились в орнаментах представления коптов о времени, жизни, красоте. На выставке я купила альбом. Его приобретение отчасти и повлияло на создание представленных на выставке работ. Вообще, когда смотришь что-то подобное, кажется, ничего больше не надо — просто возьми и повтори. Но перенести напрямую не получается. В голове все должно усвоиться, прижиться, стать твоим — и только тогда оно сможет обернуться какими-то новыми собственными мелодиями. Мои впечатления, переработанные, переосмысленные стали основой нынешней выставки.

— А современные художники влияют на ваше творчество?

— Примерно тогда же в Пушкинском музее была дивная выставка Пикассо. И он если и повлиял, то в том смысле, что с ним мне передалось чувство свободы. Посмотришь выставку, тем более такую прекрасную, и это чувство свободы тебя окрыляет. Возвращаешься домой, раскрываешь крылья и некоторое время паришь.

Конечно же, среди моих друзей есть замечательные художники: Катя Корнилова, Алексей Чаругин, но я не перекликаюсь с ними в творчестве. Они восхищают меня как художники, но творчески я даже не пытаюсь к ним приблизиться, хотя вдохновение черпаю. Передернуть — это совсем не интересно. Другой вопрос, что сильное впечатление обязательно отразится на твоем творчестве. Это неизбежно.

— Вы в своем творчестве обращаетесь к библейским сюжетам. Иванов — в своем «Явлении» — стремился к совершенству. Ге в «Распятии» — хотел заставить рыдать. А Вы?

— Я не ставлю перед собой задачи воздействовать на зрителя. А вот нарисовать картинку, увидеть ее — да. Я не хочу работой что-то сказать, но пожить в ней самой, увидеть воплощенной идею очень хочу. Ведь замыслить картину это одно, и совсем другое — увидеть свой замысел воплощенным. Работа ведет, это и есть творческий процесс. Это как книгу написать или стихотворение. Ты можешь задать размер, материал, но внутри работа будет требовать от тебя: ты мне сюда добавь черненького, а здесь полегче, здесь сотри, а вот это используй как эскиз, и вообще рисуй заново. Работа всегда ведет за собой и рождается неожиданно.

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Пророчество Исайи гл.11 стихи 6-9

— А почему в Ваших работах на нынешней выставке так много животных?

— Потому что я их люблю рисовать. Три кота у меня дома, в деревню ездим вместе...

— А как же олени, львы и рыси?

— Нет, львов дома нет, и в деревне тоже нет, только в Яндексе.

— А почему на лицах ваших людей нет ртов?

— Потому что мне нравится рисовать большие глаза. Если нарисуешь большие глаза, то нужно рисовать длинный нос, и тогда рот уже не помещается. А если рисовать правильные черты лица, то глаза уже не могут быть такими большими. Мне кажется, что глаза на картинах выразительнее, чем рты. Впрочем, я боролась с собой, пыталась рисовать рты, но они становились с каждым разом все меньше и меньше. У мужчин борода — с ними совсем просто.

— То есть лица без ртов  — это не символ?

— Теорию, конечно, можно подвести, но на самом деле — все это из-за глаз. По сути, все это гипертрофированный фаюмский портрет. Мне бы пришлось более тщательно рисовать все. Но зачем? Это же лишь знак. Глаза, брови, нос.

— На выставке две картины Рождества и совершенно замечательные Вера, Надежда, Любовь и София. Почему Вы вновь обращаетесь к этим образам?

— Как-то я написала картину по притче о праведных девах. Неразумных чего рисовать, они остались там, а разумные — уже в раю. Я изобразила их купающимися в благодати, они плещутся в воде с птицами, с цветами, с ангелами разговаривают. Среди них я изобразила Веру, Надежду, Любовь. И Софию, которая сидит на берегу и глаза закрывает рукой, сама себе не веря, что пережила и где оказалась. Ее вера немыслимая. Дочери ее, принимая страдания, восклицали, что муки им в радость. Но ей-то каково было все это наблюдать? Их житие прочтешь один раз — и перечитывать уже не нужно, оно впечатывается в память навсегда. А мне вновь и вновь хочется говорить о райской радости, поэтому и пишу. Когда тема увлекает, хочется рисовать и рисовать, все сложнее и со многими подробностями. Но начать — не значит кончить. Все сопротивляется тебе.

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Райское веселие

— Наивный художник — не обидное определение?

— Ну я же наивный художник. У меня нет специального художественного образования, и я не рисовала часами обнаженную натуру. Когда-то я жалела, что не поступила в художественный вуз, но потом поняла, что это хорошо, потому что при моей мягкости меня бы просто поломали. И я не стала бы художником вообще. Была бы кем угодно: дизайнером, оформителем. Когда я обратилась в Православие, оно меня пленило, сама эта жизнь православная меня захватила, и я оставила рисование на 15 лет, хотя до этого рисовала портреты, пейзажи, чего-то искала, и это было не наивное искусство. Со временем пришло понимание, что если рисовать, то именно наивно. Не нужно никакого «искусства», но и иконописи не нужно. Нужно просто не бояться, не бояться рисовать «плохо». И сейчас я рисую только потому, что не боюсь рисовать. По большому счету мою живопись нельзя называть и наивной, все-таки я занималась академическим рисунком и значит утратила наивность, обратно ее не вернешь. Взгляд у меня стал вычурным. Но мне кажется, что я нашла свою нишу, мне в ней комфортно, во всяком случае, вылезать отсюда я пока не хочу.

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Рождество

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Притча о заблудшей овце

интервью с художником


30 октября в Государственной Галерее "Измайлово" состоялась выставка художника – пейзажиста Ярослава Зяблова. Чтобы лучше понять творчество художника, мы обратились с вопросами к самому мастеру.


Ярослав, не секрет, что Ваши родители художники, скажите, это повлияло на Ваш выбор профессии?

Да, конечно, это наложило определенный отпечаток. Меня с детства окружала художественная атмосфера, в доме постоянно были люди, так или иначе связанные с живописью. Но в детстве художником быть не хотел, привлекало много других специальностей - архитектура, ювелирка.

Однако Вы все же решили поступать в художественное училище. Скажите, почему в дальнейшем ваш выбор пал на Академию Глазунова, не жалеете, что закончили именно эту школу живописи?

Об Академии я узнал случайно, в магазине на глаза попался буклет интересных студенческих работ, из него я и узнал о Глазунове. Когда приехал в Академию и посмотрел работы художников, понял, что именно это близко. Несмотря на то, что в Академии довлеет академизм, реализм, никто не заставляет работать как Глазунов. Художник сам волен выбирать близкую ему технику.
В какой манере нужно писать не говорили, вернее говорили, но я не слушал (смеется).

Что закончил именно эту Академию не жалею. Меня долго отговаривали, уверяли, что не поступлю. Но я принял такое решение и поступил с первого раза. Если бы была возможность вернуться в прошлое, пошел бы туда снова.

Скажите, чье мнение о Вашем творчестве для Вас важно?

Мнение отца, свое собственное мнение. Я всегда ценил советы своего учителя Аликберова Виталлия Мурсаловича, он преподавал у меня еще в ОГХУ. Это удивительный педагог, студенты на его занятиях очень быстро развивались в творческом плане, он умел увидеть и за короткое время развить сильные стороны каждого.
Я всегда ценю объективность, когда хвалят за дело, это оказывает поддержку, но критика тоже нужна, она стимулирует стремление развиваться.

Раньше Вы преподавали в Академии, собираетесь ли вернуться к преподаванию в будущем?

Очень трудно совместить образ жизни, который я веду, с регулярной преподавательской деятельностью. Преподавание всегда привязывает к месту и ограничивает свободу передвижения. Я всегда пишу с натуры и для меня очень важна возможность в любое время выехать на пленэр. Хотя было очень интересно общаться с молодыми художниками, у них очень свежий взгляд и они наполнены энтузиазмом и воодушевлением. С ними интересно и этот заряд положительной энергии, который получаешь от них, здорово дополняет жизнь. Если в дальнейшем я буду преподавать, то скорее в форме мастер-классов, совместных пленэров.

Ярослав, расскажите немного о своих творческих планах. Интересно знать, чем живет художник.

Я планирую продолжать работу, потом будет видно. Мне нравится много путешествовать. Часто хочется поскорее выехать за город, туда, где еще осталась нетронутая природа. Очень хочется съездить на Байкал. Это удивительное место, я там никогда раньше не был. Есть желание съездить в тайгу, на Урал, по Енисею. Я не ставлю перед собой цель посетить максимум мест, чтобы просто отметиться. Мне всегда хочется углубиться, проникнуть в место, куда я приехал. Мне нравится ездить в Суздаль, это спокойный город, компактный. С эти местом у меня связано много приятных воспоминаний и впечатлений.

Как вам удается заниматься только творчеством, в наше время у художников это нечасто получается?

Удается как-то, я этому очень рад. Самое главное, удается путешествовать, посещать новые места. У меня получилось принять участие в научно-исторической экспедиции «Маршрутами древних мореплавателей в Атлантическом океане». Наш парусник был реконструирован по типу древнего финикийского судна, без использования современных технологий, на нем не было даже мотора, только весла.

Как Вы относитесь к тому, что художник продает свои картины?

Работы продают себя сами. Я всегда пишу то, что мне нравится, а не то, что можно продать. Для меня очень важно писать, что мне хочется, а не работать на заказ. Покупатели обычно сами меня находят, звонят с предложениями купить работы. Когда пишу картину, ко мне часто подходят люди и спрашивают, я пишу для себя или на продажу. Я всегда честно говорю, что пишу для себя.

Каким Вам видится Ваш творческий путь в развитии?

Пока планирую двигаться в этом направлении, потом не знаю, время покажет. Иногда бывает так, что хороший художник – реалист вдруг становится абстракционистом и думает, что вырос в творческом, интеллектуальном плане, а остальным кажется, что он наоборот творчески деградировал. Лично я в таком творческом искании не вижу смысла для себя. Свой путь в живописи я уже выбрал.

А что привлекает, что именно нравится в живописи?

Привлекает живопись, в которой художнику удается передать ощущения – запах весны, журчание воды. Часто работа настоящего мастера сильно отличается от репродукции, например «Березовая роща» Левитана меня долгое время вообще не привлекала, пока не увидел в Третьяковке, где долго возле нее стоял, она несет энергетику, информацию.

Умение точно передать ощущение состояния души через состояние природы – это то, что я ценю больше всего. На мой взгляд, природу всегда нужно писать с натуры на пленере, иначе это будет мертвая живопись. Я, как художник, сразу могу отличить работу написанную на пленере от сделанной в мастерской.

Работа написанная на пленере несет в себе энергетику природы, саму природную силу. Работая в мастерской художнику нужно вспоминать образы, а на пленере собираешь из живой массы природы самые яркие моменты. Для меня важно, чтобы работа приносила удовольствие, это дает мне ощущение свободы.

Вы пишите этюды с натуры, скажите, как они превращаются в картину?

Сначала я пишу небольшой этюд – это поиск, он показывает, что я хочу изобразить, основу, стержень. Этюды – это найденные состояния, если я чувствую, что из этого может получиться что-то большее, то прихожу с большим холстом и переношу все на него, что-то уточняю, делаю детали или не делаю. Этюд необходим чтобы запечатлеть на нем тот момент, то состояние природы, которое хочется изобразить, он помогает не потерять первое впечатление, которое хочется написать, очень важно, чтобы найденное ощущение не потерялось.

Ярослав, как к Вам приходит замысел картины?

Я всегда пишу то, что мне близко, исходя из своего ощущения красоты, я всегда прислушиваюсь к самому себе и пишу как чувствую, и все равно как это будут называть. Иногда приходится долго искать выражение образа, а бывает, что сразу находишь – это как строчки стиха. Все зависит от состояния, настроения, которое хочешь передать.

Так в родных местах ходишь годами мимо и не замечаешь, а потом открывается нечто ценное и дорогое, как сказал один великий человек, открыть в обыкновенном необыкновенное. Картина – это всегда этап жизни, а не день, каждая несет в себе запас информации. Есть работы, которые нравятся почти всем, случается, что это хмурые, пасмурные пейзажи. Я всегда стараюсь, чтобы палитра не повторялась, все работы написаны по-разному.

Ярослав, почему вы не изображаете в своих пейзажах человека?

Просто я считаю, что наедине с природой не нужен никто. Необходимо уединение для проникновения в природу, а фигура человека отвлекает и привлекает к себе слишком много внимания. В работы хочется погрузиться, а когда там уже кто- то есть возникает желание их рассмотреть, когда человек появляется в природе, он становится центром внимания. Мои картины и есть человек в природе, но этот человек - зритель. Мой пейзаж самостоятелен, это не «задники» для жанровых сцен.

Глядя на Ваши работы невольно приходит на ум сравнение с Левитаном, как вы относитесь к подобного рода сравнениям?

Да, случается. Левитан один из моих любимых художников. Мне нравится его лирическое отношение к природе, умение передать чувства, тонкое понимание природы. Это нормально, людям свойственно сравнивать. Я к этому спокойно отношусь. Ведь мои работы - не перепев чужих мотивов, все найдено мной.


Поражает написанное Вами количество работ, как удается столько написать?

На самом деле я пишу не быстро, на работу уходит обычно месяц, в год около 10 работ.

Потом работа долгое время зреет в мастерской, я что-то убираю, добавляю, обобщаю. Бывает и так, что маленькую картину пишу две недели, а большую два дня – размер не показатель времени работы над созданием картины, а время не показатель художественной ценности.

Скажите, Ваше творчество находит почитателей за рубежом?

Да, у меня проходили выставки в США и во Франции. Есть работы, написанные за границей, но там их и покупают, я не привожу эти картины в Россию. Я не стараюсь писать узнаваемые места. Мне всегда хочется в чем-то простом создать какой-то образ, а когда окружают новые красивые виды ,ты просто их запечатлеваешь. Работы за границу я продаю неохотно, хочется, чтобы был к ним доступ, и у меня была возможность в любой момент их выставить, безвозвратно работы почти не уходят.

Что бы Вы хотели сказать или пожелать своему зрителю?

Смотрите работы, все в них.

Расскажите про Ваше творческое кредо, что вы хотите сказать своими работами?

Живописью говорю то, что невозможно выразить словами. Это всегда родное, привычные вещи, которые любишь с детства. Культура, которую люди берегут. Как сказала моя маленькая дочь: «хорошо нам художникам, нарисуешь что-то красивое и радуешься».

Вот к этому я и стремлюсь – сделать и возрадоваться. Найти себя и продвигаться к этому, для меня очень важна свобода делать то, что хочу. Поэтому всегда говорю себе: делай так, как нравится самому.

Ярослав, спасибо Вам большое за интересную беседу. В свою очередь, мне хочется присоединиться к Ярославу Зяблову, и пригласить всех на выставки художника. В его работах действительно каждый сможет найти нечто близкое и родное, то, что дороже всего на свете.

Беседовала с художником историк искусства Юлия Чмеленко

Интервью с художником [Свистунов Сергей]


Сегодня мы взяли интервью у художника Сергея Свистунова. Склонности к рисованию у него проявились с детства, но получили свое продолжение после знакомства с Фотошопом. Сейчас Сергей работает дизайнером наружной рекламы. В этом интервью мы зададим ему вопросы о его рисунках, увлечениях, образовании и вдохновении. Познакомиться с творчеством Сергея Свистунова можно на ДевиантАрте или в Вконтакте. Кроме прочего у Сергея есть свой канал на YouTube, на котором он делится своими приемами рисования.

Здравствуйте! Расскажите нам немного о себе. Откуда родом, сколько вам лет, где живете, ваше семейное положение. В общем, краткая автобиография

Добрый день. Меня зовут Свистунов Сергей, родился я в марте 1985 года в небольшом промышленном подмосковном городке в семье отца — водителя и мамки — рабочей местного завода. Моя тяга к рисованию, по словам родителей, появилась в 2 года и плотно встала на первое в перечне детских забав. Полотнами, помимо бумаги, являлись обои, пол и наверно все что попадалось под руки в тот момент. С самого детства я начал рисовать машины, скелетов и немецкие кресты, за которые от мамы постоянно выслушивал упреки. Но я был непослушным мальчишкой.

Где вы учились искусству и чему учились или вы самоучка? Давно ли занимаетесь рисунком всерьез? Хотелось бы узнать, какой путь вы прошли, чтобы стать тем, кем вы являетесь сейчас, и как долго длился ваш путь от художника-любителя до профессионала своего дела?

Впервые меня отдали в кружок рисования в 6 лет, в который я проходил примерно год. Смутно помню то время, что странно. Помню, заставляли меня рисовать пейзажи и всякую добрую ерунду, что мне крайне не нравилось. Из-за этого скорее всего я потом и забросил это дело. Позже я вновь пошел на рисование, но уже в возрасте 10-12 лет, к молодому учителю, на тот момент вернувшемуся с армии. Рисовал я у него немного, больше бегал по дворцу культуры и хулиганил, издевался над техничками и другими работниками данного учреждения, за что в тык получал сперва мой учитель, а потом от него и я(который только отслужил).

Сейчас я уже не помню, насколько тогда это было серьезно для меня — это являлось и является частью жизни (ломает иногда от желания порисовать). Помню, что сидел я с красками и карандашами ночами, пока глаза слезиться не начинали, рисовал машины и чудовищ. Одно могу сказать точно, дело свое нужно любить, как любить дышать или утолять холодной родниковой водой жажду в знойный солнечный день.

Так что Вы можете сделать вывод о протяженности творческого пути, исходя из моей биографии. Учиться в художественном училище целью я себе не ставил, т.к. я вообще мечтал стать машинистом или водителем автобуса. В итоге по образованию я технолог-машиностроитель в авиационной промышленности, а по профессии всего 2 года дизайнер в рекламно-производственной компании, ранее работал на заводе слесарем-инструментальщиком. Многие наверно сейчас скажут «Вот м***к!», а я не жалею, я там многому научился, а именно работать руками, да и морально завод заставил стать мужиком. Что касается профессионализма в творческой сфере, то я до сих пор любитель.

Как вы считаете, необходимо ли профессиональное художественное образование для того, чтобы добиться больших результатов?

Тут у каждого своя правда. Отучившись на машиностроителя, я понимаю, что сам бы я этому не научился, но получив навыки в учебном заведении, я мог бы развивать себя в данной сфере дальше, даже была недолго цель стать крутым инженером. Это довольно сложная профессия, связанная с черчением, рассчетами режимов резания для станков и т.д. В этой профессии нужно очень ответственно подходить к делу, потому что благодаря точности рассчетов и прямых рук инженеров летают над нами самолеты.

В общем образование нужно. Без него я не могу считать себя художником. Я же даже и книжек-то не читал, да и из художников знаю Шишкина, да Айвазовского. Мое обучение в сфере искусства плотно началось, когда я приобрел компьютер и мне показали Фотошоп. Обучение в основном состоит из наблюдений за природой и из детального анализа картин различных художников. Передо мной вставали 1000 вопросов и очень много сложностей в рисовании за последние годы, из-за которых я даже иногда отчаивался, но на которые все же приходилось находить ответы и ломать себя с целью двигаться дальше.

Как бы я рисовал, если б отучился в художественном училище, я не знаю, да и врядли кто-то смог бы ответить на этот вопрос. У меня еще есть мнение, что институты, они как различные секции. Т.е. в пример возьму тренажерный зал. Часто люди, начав заниматься дома, быстро бросают из-за плохих результатов или просто из-за лени, забывают пару раз сделать упражнения и бросают. А тренажерный зал мотивирует, там заставляют работать, там коллектив и есть к чему стремиться. Так же и здесь, нужно просто не бояться сложностей и не лениться, если хочешь добиться цели.

Много ли вы рисуете в день просто так, для себя? Продолжаете ли саморазвитие? Делаете ли вы анатомические или натурные зарисовки? Перерисовываете ли вы работы других художников, для анализа и разбора их техники, композиций и т.д.? Или ваши рисунки сейчас в основном касаются работы и заказов?

Я рисую практически каждый день, ибо отсутствие пера, красок или карандаша в руке часто вызывают моральную ломку. Да, сейчас я иногда эскизирую тела в движении или просто отдельные части тела, часто стою у зеркала в различных позах, с натуры рисую, когда катаюсь на велосипеде. Что касается срисовывания и копирования чужих работ, то отвечу, что когда мне было 16 лет, я подрабатывал пару лет внештатным дизайнером во всем известной компании Марс (кстати они там все внештатные, в любых подобных компаниях), которая находится в черте города, в котором я родился. Там мне четко вбили, что срисовывать и повторяться нельзя, т.к. я разрабатывал упаковку для новой продукции и логотипы для отделов, находящих в офисе данной компании. До сих пор я придерживаюсь этой позиции. Для того чтоб понять как наносились мазки, не обязательно срисовывать чужие работы, нужно просто смотреть, понимать и пытаться применить технику на чем-то своем.

Работа моя связана с наружной рекламой — это вывески, световые короба, баннеры и прочая ерунда.

Можете ли рассказать о распорядке вашего дня и много ли времени есть для творчества?

Я работаю с половины 9го и до 18:00. В половину седьмого вечера я уже дома и до сна я свободен. Лечь я могу в 2, в 3 часа ночи. Вообще я заметил за собой, что наиболее работоспособен я с раннего утра и часов до 3 дня. Я не сова точно, как любят о себе это сказать 95% творческих, ну или считающих себя творческими. Совой нынче быть модно.

Какую из своих работ вы считаете удачнее остальных? И вообще, какое отношение к своим работам?

 Каждая новая работа удачнее остальных, по технике. Есть несколько работ которые мне самому нравятся, К роботам, чудищам и прочей нечисти я отношусь равнодушно, примерно как к вымытой посуде. Они для меня просто модели для оттачивания техники и для применения каких-то новых трюков исполнения. Моя любимая работа — это «Моя мечта», где парень с котом сидят на крыше домика. Да, хотелось бы жить подальше от общества, колоть дрова по утрам, а вечерами наблюдать за звездным небом, возможно даже писать рассказы.

С чего вы начинаете разработку персонажа? С характера персонажа, жанра или ситуации?

Пока я рисую для себя, я ни о чем не думаю. Персонажи рождаются сами собой в голове, точнее их там уже давно с детства целый склад, да плюс новые придумываются. Я не эскизирую их экипировку, цветовое решение, телосложение. Я эскизирую лишь позу легкими штрихами, которые даже не повторяют самого персонажа, нарисованного в дальнейшем. В основном это импровизация.

Что вы больше предпочитаете: CG или традиционный рисунок и живопись, и почему?

Мне нравится все, но с перерывами. Вот почти всю прошлую зиму я не рисовал на компьютере, более того, меня воротило от планшета, от понимания того что я рисую на ПК всего лишь нули и единички. Я наслаждался штрихами карандаша и акварельными мазками, по которым я уже снова соскучился и скорее всего вскоре снова достану мольберт и краски. Вообще хочу повторить какую-нибудь свою детальную работу акварелью.

Расскажите, на основании чего вы создаете своих персонажей и каким образом рождаются идеи? Используете ли какие-нибудь определенные методы или, может, подсматриваете формы и идеи в природе? В общем, хотелось бы узнать ваши приемы создания персонажей и их время создание?

Как я выше описал, сейчас это ипровизация + накопленные наблюдения: природа, фильмы, игры, мультики. В случае рисунков, которые не связаны с роботами и чудищами, добавляются еще эмоции.

Что для вас важно во время работы, а на что не обращаете внимания?

Важно, чтобы было чем рисовать и на чем. Где и как, значения не имеет.

Какие художники вам нравятся, у которых вы хотели бы что-либо перенять, к уровню мастерства которых стремитесь?

Конкретных лиц нет. Мне нравятся отдельные художественные произведения. Цифровую живопись каким-то высоким искусством я не считаю вообще, в ней рисунок даже запортить нельзя, точнее всегда можно исправить, в отличии от красок и черной шариковой ручки.

Где черпаете вдохновение? Что любите делать помимо рисования и как отдыхаете?

Я люблю гулять с друзьями, обожаю кататься на велосипеде и проводить время с любимым человеком. Понятия «вдохновение» и «творческий кризис» я потерял пару лет назад. Я просто рисую или не рисую. Я в любой момент могу сесть рисовать и так же могу перестать это делать. На мой взгляд слово «вдохновение» является чем-то подсознательным, когда желание рисовать встает на место лени, т.е. творческого кризиса.

Да да, творческий кризис — это просто лень и желание человека придумать что-то оригинальное, чего не надо делать, все уже давно придумано. Мы живем накопленной нами информацией и лепим из ее частей что-то новое, а желание взять и придумать что-то оригинальное ставит нас в тупик, который за собой влечет расстройства, депрессии и мысли, типа «я г***но и бездарщина». Надо это отбросить и просто рисовать, водить линии, ну или если совсем туго, лечь спать или пойти гулять.

Над какими проектами вы работали и над чем работаете сейчас, и какие планы на будущее?

Я подрабатывал для небольших игровых проектов в штучном исполнении, в основном рисую для себя, но в будущем хотелось бы работать в кино или игровой индустрии, окончательно связав себя с профессией «Иллюстратор».

Спасибо за интервью!

Автор:


Shillien Black


Привет, меня зовут Shillien Black. Я художник и рисую портреты на заказ. Кроме портретов я занимаюсь ретушью и обработкой фотографий. Добро пожаловать в мою группу дигитального рисования Digital Art

Интервью с художницей Таней Шашкиной


Преломляя реальность, художник создает свой особый мир. А мы ловим созвучия, и если образ отозвался живым эхом в душе, уже никогда этого не забудем! Как дети, будем жадно смотреть сквозь цветные стеклышки в калейдоскопе, наслаждаясь игрой волшебных красок и полутонов… 

Работать нельзя творить

Таня, что особенно вы любили рисовать в детстве? Зверей, птиц, природу или, может быть, портреты?
Зверей!!! В детстве я тоже любила их рисовать. И природу…

Помните свой первый заказ? 
Помню, конечно! Парень заказал свой портрет в черно-белом исполнении. Думаю, только для того, чтобы со мной познакомиться, и у него это получилось, мы до сих пор общаемся (улыбается).

«Я работаю двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, и отдыхаю я столько же»

Насколько известно, раньше вы работали в офисе. Почему ушли в «свободное плаванье», и тяжело ли далось это решение? Что могло бы подвигнуть вас вновь вернуться в режим «с девяти до шести»?
Да, полгода работала архитектором. Работа начинающего специалиста после вуза, знаете, совсем не творческая — сидеть в офисе с восьми до пяти за компьютером и чертить целыми днями. Это не для меня! Хотя мне частенько давали творческие задания, но после того, как я поняла, что могу себя обеспечить, не работая как киборг, я ни секунды не сомневалась! Это буквально было так: сегодня я решила уволиться — завтра я уже это сделала! А чего тянуть-то? (улыбается) Друзья и коллеги были в шоке, но искренне радовались моему решению! Родители долго не понимали, но теперь меня всячески поддерживают. Вернуться? Как ни странно, спустя полтора года «свободного плавания», я частенько подумывала об этом… Дело в том, что как бы это ни звучало на деле, тебе нужно контролировать свою жизнь всегда и везде! Нельзя расслабляться, иначе можешь лежа на боку прожить всю жизнь. Нужно самой себя мотивировать постоянно, что-то делать, развиваться! Это огромная работа над собой! Мне сложно планировать отпуск, потому что нет «окна», когда я могу позволить себе вообще ничего не делать. Как я люблю повторять, я работаю двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, и отдыхаю я столько же…

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Персональный космос

Как бы вы сами определили свой стиль?
Стиль… Ооооох, не знаю! Мне постоянно говорят, что у меня классная, узнаваемая манера, что мою работу сразу видно, но (!) я понятия не имею, какой у меня стиль! Честное слово! Я так много и так часто пробую что-то новое, экспериментирую с материалами, что не могу загнать свои работы в рамки какого-то одного стиля.

Есть ли у вас профессиональные «любимчики»: приемы, инструменты или методы работы?
Обожаю мастихин! (от итал. mestichino, инструмент используется в масляной живописи вместо кисти для нанесения густой краски на холст ровным слоем или рельефными мазками, для смешивания красок и очистки палитры — прим. Soul sisters) Узнала о его существовании меньше года назад, даже первое время, работая им, не знала название этого инструмента, но сейчас ни одна работа маслом без него не обходится.

Очень нравится, как вы владеете акварелью, как сочетаете цвета… Но ваши работы привлекают не только виртуозным техническим исполнением, но и своими идеями. Что для вас самой первостепенно – уникальный творческий замысел или уровень реализации?
Спасибо, мне всегда приятно слышать и знать, что мои работы «цепляют». Это сложный вопрос, но у меня есть такие идеи, которые я до сих пор не смогла реализовать. То есть работа с крутым смыслом, но я начала рисовать и получилось не так, как представляла — я просто убрала ее «в стол», значит ее время еще не пришло. У меня так: я дорабатываю иллюстрацию до тех пор, пока она у меня не вызывает дикий восторг! Вот, например, мой логотип — банка, оригинал этой банки я нарисовала за десять минут, причем сначала это был черновик, я вообще не старалась и позволяла себе рисовать, как чувствую, не боясь, что испорчу. А потом я взялась за чистовик, и это, конечно, было уже не то, в итоге я работала с черновиком… К чему я это? Над этой банкой я потом еще сидела в графическом редакторе, пока не поняла, что она — идеальна, и я готова лицезреть ее каждый день, сделав своим лого (улыбается). По-моему, спрашивали вы немного о другом…

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

«Я дорабатываю иллюстрацию до тех пор, пока она у меня не вызывает дикий восторг!»

Как часто решаетесь на эксперименты? Можете вспомнить наиболее яркий из них? И вообще, что на ваш взгляд, лучше: быть специалистом узкого профиля, лучшим в своей нише, не распыляясь на разные жанры; или же, наоборот, постоянно находиться в поиске, искать новые источники вдохновения, пробовать новые техники?
Я определенно за развитие! Очень люблю фразу: «единственное, что ты можешь улучшать БЕСКОНЕЧНО, это ты САМ!». И данное утверждение, конечно, не только к творчеству относится. Когда изучаешь что-то новое, не свойственное тебе, мозг омолаживается, открывается новый потенциал. Так, когда я только начинала рисовать — создавала портреты и, достигнув определенного уровня, думала: «Вот оно — мое призвание!». Но в итоге, мне это быстро надоело, и я попробовала пастель, акварель, акрил, а потом и масло! И на каждом этапе, говорила «вот оно!», поэтому развитие для меня — все. Ты никогда не узнаешь, что «твое», пока не попробуешь все возможные варианты!

«Ты никогда не узнаешь, что «твое», пока не попробуешь все возможные варианты»

Расскажите о своей работе поподробнее, так интересно заглянуть в мастерскую художника! Над каким этапом работать сложнее всего? Какой самый любимый?
Зависит от материала и самой работы. Если это картина маслом, самое «нелюбимое» — начало, когда работа похожа на детские каляки. И вроде бы в голове есть четкое представление, как картина будет выглядеть в итоге, но в этот переломный момент меня часто «выбивает» — и после первой пары часов я часто перестаю чувствовать вдохновение, кладу кисть и могу не притрагиваться к работе несколько недель, а то и месяцев (если это не заказ). А любимый… Очень люблю рисовать глаза! Как в портрете карандашом, так и акварелью, когда рисую животных.

«Очень люблю рисовать глаза! Как в портрете карандашом, так и акварелью, когда рисую животных»

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

Следите ли вы за тенденциями и модными веяниями в живописи, иллюстрации и т.д.? В последнее время, к примеру, все начали делать sketchbook-art, рисовать маркерами… Как относитесь к подобным массовым увлечениям?
Честно? Вообще не слежу, мало того за тенденциями, ни за кем из иллюстраторов или художников, если только за очень-очень редким исключением. Маркерами никогда не рисовала, даже не пробовала, все хочу-хочу, видимо, не время еще для меня.

Что, как вам кажется, транслируют ваши рисунки? И какое впечатление они должны производить на зрителя?
Мне часто пишут о том, что мои работы очень вдохновляют, они атмосферные и в них чувствуется душа! Когда я получаю такие письма, приходит осознание — значит, я все делаю правильно. Вообще, вдохновить человека своей работой это дорогого стоит, для меня это очень важно!

«Вдохновить человека своей работой дорогого стоит, для меня это очень важно!»

Если меня попросят перечислить ассоциации, которые возникают в моей голове при слове «космос», то сначала это будет «темнота со звездочками», а потом – непременно! – Таня Шашкина и та самая, знаменитая баночка «I need more space». Потому что многие ваши работы так или иначе связаны с космосом. Расскажите про ваши с ним взаимоотношения. Откуда такая любовь? У вас, если не ошибаюсь, даже «космическая» татуировка есть?
В самое сердце!!! А когда совершенно незнакомые люди присылают мне фотографии космоса со словами «напомнило о тебе», это прооооосто восторг! Я у людей ассоциируюсь с космосом!!! Ну разве это не волшебно?! (улыбается). Татуировка, да, на плече, там мой персональный космос, он всегда со мной и ведет меня в нужном направлении. С космосом у меня связь появилась, когда я круто поменяла жизнь, решила заниматься тем, чем хочу! Сейчас я вообще перестала делать то, что не приносит мне удовольствие, начиная от заказов, заканчивая простыми жизненными вещами. Связь еще налаживается, но по сути все, что я хочу, приходит ко мне… Иногда доходит до смешного. Я думаю: «Ой, что-то я давно не рисовала портреты, взяла бы парочку таких заказов», и на следующий день мне пишут или звонят с просьбой нарисовать портрет, бывало, что и в тот же вечер. Но, чтобы это работало, нужно прокачивать свое духовное «Я» (улыбается).

Творческий кризис уже приходилось переживать? Как справляетесь с этими периодами? Случается ли рисовать через силу?
Конечно, у каждого бывают такие моменты. У меня обычно зимой — я становлюсь похожа на тюленя, который ничего не хочет делать. В таком состоянии не особо рвусь рисовать, ничего хорошего из этого все равно не выйдет. Стараюсь творить только в те моменты, когда действительно чувствую сильное вдохновение. Особенно, если речь идет о картине маслом! Как выйти из кризиса? Ой, тут панацеи нет, нужно поднимать дух всячески, но не шоколадками, а новыми местами. Отправиться в путешествие, если нет возможности уехать, погулять по родному городу… Мне помогает.

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

«Отдача для меня безумно важна!
У меня даже есть тетрадочка, куда я уже на протяжении года выписываю сообщения от людей, которые следят за моим творчеством!»

Насколько важна для вас обратная связь: реакция людей, рассматривающих ваши работы? Вас трогают их эмоции: восхищение, возможно, критика или равнодушие?
Я гиперэмоциональная! Однажды мне сказали: «Ты умрешь либо от переизбытка эмоций, либо от сахарного диабета» (смеется). Я не умею скрывать чувства, как бы ни старалась! Каждый раз, каааааждый раз, когда я вижу очередной закат (а в моей жизни было много невероятных закатов), я охаю и ахаю, даже наедине с собой… Отдача для меня безумно важна! У меня даже есть тетрадочка, куда я уже на протяжении года выписываю сообщения от людей, которые следят за моим творчеством! Мне часто пишут: «Тебе, наверное, все так говорят, и надоело уже слышать, но ты потрясающе рисуешь…». Так вот, я не понимаю, как к этому можно привыкнуть, и как это может вообще надоесть!? Я творю, искренне делюсь этим с миром и получаю обратную связь, которая помогает мне творить дальше. Это естественный круговорот, без которого творчество теряет всякий смысл!

Поделитесь своими главными принципами в работе с заказчиками. Как удается находить общий язык с капризными, непоследовательными, «трудными» клиентами?
За время моего «свободного плавания» у меня выработались правила, которым я следую. Я никогда не берусь за заказ, если он мне не нравится, сколько бы за него не предлагали. Никогда не грублю, даже если и стоило бы. Люди разные… Бывает, пишут свои мысли по поводу: как лучше было бы нарисовать то или иное, меня это внутренне «дергает» (потому что как можно состоявшемуся художнику вообще такое говорить?).

Случалось ли отказываться от хорошего, гармоничного решения просто потому, что «вот здесь что-то не то, не знаю, может быть поэкспериментировать с цветом или вообще все переделать»? Как поступаете в подобных ситуациях?
Знаменитая фраза — «я художник, я так вижу» тут как нельзя кстати! Я могу воспринять совет только от тех, чье мнение для меня действительно важно, и таких людей меньше, чем пальцев на одной руке, но при этом, я никогда не выплескиваю это наружу, не вижу смысла… Если человек обратился ко мне, значит ему нравится то, что я делаю, должно быть доверие. Не люблю, когда заказчики контролируют весь процесс, но, слава богу, таких очень мало. Обычно мне говорят: «Таня, я тебе полностью доверяю», обожаю эту фразу! Это развязывает руки, и ты творишь… (улыбается). На самом деле, у меня замечательные заказчики! Правда!

«Мне часто говорят, что я все вижу в «розовых очках» — порой у меня детский, наивный взгляд на мир, и я бываю слишком открытой»

Художнику необходима не только эмоциональная подпитка, но профессиональный рост. Скажите, что помогает лично вам оттачивать свое мастерство?
Безусловно, практика. С каждой новой работой я совершенствую свои навыки. И еще один важный момент: я не рисую «по шаблону». Всегда позволяю себе «ляпы», кляксы; редко продумываю заранее, в какой технике буду рисовать, очень много фишек своих я приобрела как раз импровизацией.

Говорят, что художникам и поэтам открыто больше, чем простым смертным; согласны ли вы с этим утверждением?
Да, согласна… Но скорее с тем, что творческие люди любят, видят и чувствуют окружающий мир совсем иначе! Мне всегда было интересно посмотреть глазами «обычного» человека, замечает ли он всю эту красоту? Мне вообще часто говорят, что я все вижу в «розовых очках» — порой у меня детский, наивный взгляд на мир, и я бываю слишком открытой. Раньше мне это мешало, но лишь потому, что люди, окружавшие меня, были совершенно другими (я говорю про школу и университет), эти мои качества скорее считались слабостью, и многие этим пользовались. Но сейчас я очень рада, что я такая, какая есть!

Куда стремится сердце

Как выстраиваете свой обычный день? Много ли времени удается «сэкономить» для себя и своих близких?
Всегда по-разному. Иногда я могу себе позволить несколько дней вообще не рисовать, а только гулять по городу и проводить время с друзьями. Бывает и так, что времени нет даже ответить на смс, но я люблю такую загруженность, это держит меня в тонусе! Долго отдыхать не люблю, потому что это чревато: можно уйти в загул (смеется).

В микроблоге вы иногда рассказываете читателям о своих необычных снах. Какую роль играют сновидения в вашей жизни? Случалось ли, что приснившееся оберегало, или, наоборот, подталкивало на что-то?
Сны — крутая штука. Они у меня всегда яркие и позитивные! Но я не припомню вещих снов или что-то в этом духе… Просто они настолько реалистичные, что, проснувшись, невольно задаешь себе вопрос «а это было на самом деле или мне приснилось?».

«Ни дня не могу прожить без улыбки! Серьезно! А вообще, без красивого неба, заката, рассвета мне тяжко, если пару дней подряд не вижу природной красоты, мне становится грустно…»

Таня, что помогает «отдохнуть душой»? Какие занятия являются для вас источником вдохновения?
Созерцание! Я визуал по натуре, для меня важно видеть природу, архитектуру, красивых людей… И музыка. Музыка определенно играет не последнюю роль в моей жизни. Еще безумно вдохновляют люди, с которыми ты на одной волне. Я могу целый день потратить просто на переписку с интересным мне человеком.

Есть ли у вас какое-то любимое изречение или цитата, которая помогает по жизни?
Таких цитат очень много… Самую любимую я писала выше, вот еще одна: «Найди себе работу по душе, тогда тебе не придется работать ни одного дня в жизни».

Чем бы вы хотели заниматься, скажем, через двадцать лет?
Если честно, у меня нет настолько далеких планов. Моя жизнь так стремительно меняется, что просто нет смысла это делать. Буквально два года назад я думала, что быть мне архитектором и жить в Самаре, но и то, и другое уже в прошлом…

Вместо постскриптума…

Если бы вас попросили нарисовать Вдохновение, какой образ вы бы придумали?
У меня есть одна работа, в нежных пастельных тонах, там красивые подтеки и сочетания цветов. Когда я ее нарисовала, мне нужно было дать ей название, и назвала я ее — «Вдохновение». Вот так оно и выглядит. Это самая любимая моя абстрактная работа, у меня и чехол на телефоне с этим рисунком, я никогда его не снимаю.

Какие вопросы можно задать художнику на интервью: 10 вопросов художнику - EBRAIKA – Шесть вопросов современному художнику: Андрей Макаревич

-Татьяна Шашкина

Больше интересных бесед

Благодарим Евгению Долбилову за помощь в подготовке и организации интервью.
Фото героини Аня Латария

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *